Кинжальный стих Николая Уранова

Николай Уранов - человек с большой буквы
МАЙЯ (Восточная легенда)
РАССКАЗ МАРИИ МАГДАЛИНЫ (Апокрифическая легенда)

НИКОЛАЙ УРАНОВ
ВПЕРЕД И ВЫШЕ

ПЕСНЬ СЕРДЦА
Философская и гражданская лирика

РЕШЕНИЕ

Твой облик на бездне Небес 
Светилом горит необорным. 
Владыка, дойду ли к Тебе? 
Пройду ли над пламенем черным? 

Не знаю! Но лучше сгореть, 
Чем знать и к Тебе не стремиться, 
И может ли Солнцу не петь 
Свободная певчая птица! 

1933 г.

 
 

БЕГЛЕЦ

Уходят к небу золотые волны, 
Горят огнем песчаные холмы. 
И ты идешь, надеждой окрыленный, 
Уйти от мира, от соблазнов тьмы. 

Но ни любовь, ни ненависть не стынут - 
Они все тут - лишь разомкни глаза. 
И лишь сильней в безмолвии пустыни 
Звучат беззвучно те же голоса. 

Уже не раз ты умирал от жажды, 
И львы рычали... Но, влюбленный в ложь, 
Ты все идешь, чтобы понять однажды, 
Что от себя - ни шагу не уйдешь! 

1933 г.

ВПЕРЕД

Много ли надо? Немного! 
Посох, мешок сухарей, 
И улыбнется дорога 
Синей улыбкой своей. 

Кончится сырость колодца, 
Свежесть, простор впереди... 
Ах, как ликующе бьется 
Новое сердце в груди! 

Там, где знамена Востока 
В небе вздымают восход, 
Где-то далеко, далеко 
Ждет меня счастье. Вперед! 

1936 г. 
 
 

СЕРОМУ

Как гончий пес идет по следу, 
Так серый враг идет за мной, 
Но рано празднует победу 
Его злорадствующий вой. 

Как только он достигнет меры, 
Я обернусь... и вот, светла, 
Пойдет к тебе ОДНА лишь, серый, 
Неотразимая стрела! 

1939 г. 
 
 

РАСПЯТИЕ

Пылает мир самовлюбленный 
Огнем страстей, но грозен рок. 
Вздыбились тучи, как драконы, 
И чертит молнии Восток. 

И близок, близок час расплаты... 
Но мир безумьем ослеплен, 
И скорбен Лик Его распятый 
На тяжком золоте икон. 

Но крылья духа над тобою - 
Ты будешь дерзок и, любя 
Его, пойдешь Его стезею 
И, как и Он, распнешь себя. 

25.11.1940 г. 
 
 

УДАРЫ

От ударов не станем печальней. 
Губы сжав, мы отгоним печаль, 
Пусть же молот о грудь наковальни 
Закаляет духовную сталь. 

И тогда, кто стоит непреклонно, 
Кто незыблем и тверд, как гранит, 
Тот увидет во мраке сгущенном, 
Как горят от ударов огни. 

Так под натиском бешеной своры 
Мы все ближе подходим к черте, 
За которой бескрайни просторы, 
И просторы ведут к Красоте. 

Бей же, бей же, помощник наш ярый! 
Сыпь удары на сердце, как град: 
Мы ведь знаем, как ценны удары, 
Мы ведь знаем, КУДА нас теснят! 

1940 г. 
 
 

ПРИДЕТ!

Не дремлет вездесущий 
Творец преград и мук, 
Но знает путь идущий 
К Владыке своему. 

Пусть лоб в рубинах крови, 
Пусть душит дымный мрак - 
Ничто не остановит 
Его победный шаг. 

Стоит преграда грозно, 
Но путь один, вперед! 
И рано или поздно, 
Но он к Нему придет! 

1940 г. 
 
 

ЗАКЛЯТЬЕ

Пусть сокрушают земное 
Молнии черных гроз, 
Но не коснется злое 
Огненно-чистых роз! 

1940 г. 
 
 

ПЕСНЬ СЕРДЦА

Кто скажет Солнцу, чтоб не светило? 
Кто против сердца поднимет плеть? 
Да разве в мире найдется сила, 
Чтоб запретила бы сердцу петь?! 

Так мчись же песня, лети, как птица. 
Лети все выше, вперед лети! 
Промчись, как ветер, сквозь все границы, 
Как свет, пролейся на все пути! 

Низвергнись с кручи потоком горным, 
Пронзи пространство, как звездный луч! 
Пылай, как факел, над миром черным, 
Сверкай, как Солнце, в разрывах туч! 

Зови к вершинам, зови к дерзаньям, 
Зови на подвиг, на бой зови. 
И затопи весь мир сияньем 
Всепобеждающей ЛЮБВИ! 

1940 г. 
 
 

ПЕНИТЕЛИ ВОД

Рожденные жить на просторе 
И вечно стремиться вперед, 
Выходят в открытое море 
Пенители яростных вод. 

Стихает напутствие чаек, 
И ширится грудь парусов, 
И смелая песня встречает 
Рычание грозных валов. 

"Пусть ветры восставшие мечут 
Навстречу нам бешенство вод - 
Вперед! Ураганам навстречу, 
Навстречу стихиям - вперед!" 

Поднявшись над силою плоти, 
Они никогда не умрут. 
И, если их море поглотит, 
То, все же, они доплывут! 

1940 г. 
 
 

ЕДИНСТВЕННАЯ В МИРЕ

Несокрушимым знаком постоянства, 
Непобедимым знаменем в борьбе 
Вне времени и вне границ пространства 
Горит звезда, ведущая к Тебе. 

И с каждым днем я ощущаю резче, 
Что Ты - вся жизнь, что лишь Тебя любя, 
Тобой одной моя душа трепещет, 
И сердце бьется только для Тебя. 

Все затопив, все разливаясь шире, 
Как цепь плотин прорвавшая река, 
Растет Любовь - единственная в мире, 
Из тьмы веков летящая в века. 

1940 г. 
 
 

СЕВЕР

Север, стремящий сиянья 
Веером стрел огневых, 
Слава, вписавшим названья 
В карту просторов твоих! 

Там, где не знали равнины 
След от обутой ноги, 
Бились о синие льдины 
Белые птицы пурги. 

И, поднимаясь навстречу, 
Пели вам злобно:"Куда?! 
Сломят судьбу человечью 
Крепости звонкого льда... 

Стойте, безумные! Вьюги 
Вас погребут среди льдов, 
Разве не ждут вас подруги 
У золотых очагов?!" 

Да... Только жгучие ветры 
Видели, как среди мук 
Шли вы, как малые метры 
Рвали у смерти из рук. 

Вас останавливал холод, 
Ртуть превращающий в лед, 
Но, точно огненный молот, 
Сердце гремело:"Вперед!" 

В ночь, когда вьюга лишь выла, 
В черный провал, без пути - 
Что за великая сила 
Вас заставляла идти?! 

Что вас из тихих селений 
От очагов и подруг 
Ринуло в бездну лишений, 
В крик торжествующих вьюг? 

Слава ли, золота ль кроха? 
Нет, не за пыль суеты 
Вы до последнего вздоха 
Шли до последней черты. 

Нет, не бывает случайна 
Воля такая в Пути - 
Это Великая Тайна 
Вас заставляла идти. 

К Тайне, к Сияньям идущим 
Подвиг ваш, многих поверх, 
Светит, как самый зовущий, 
Самый влекущий пример! 

Злоба - не та ли же стужа? 
Тупость - не крепче ли льда? 
Все же, идущим сквозь ужас, 
Не повернуть никогда! 

Всем, полюбившим сиянья, 
Всем, не смотрящим назад, 
Крыльями были страданья, 
Лестницей - льдины преград! 

Север, стремящий зарницы, 
Всем, устремленным к тебе, 
Вехами будут гробницы 
Павших в священной борьбе! 

1940 г. 
 
 

ГОНЕЦ

Ведущий, спасительный факел 
Утоплен в кровавом вине... 
И снова зловещие знаки 
Горят на дворцовой стене. 

Но ядом хулы и неверий 
Отравлены храмы сердец... 
И грозно в закрытые двери 
Стучится Последний Гонец. 

В угаре нелепого пира 
Не слышат безумцы Гонца, 
Но кто-то для Нового Мира 
Пойдет послужить до конца! 

Но кто-то во имя Завета 
Поднимет свой пламенный щит, 
И знамя победного Света 
На новом дворце утвердит! 

 
 

РОДИНА

Чуя зодчества рок небывалый, 
Из времен поднимался народ. 
Поднимался, как новые скалы, 
На поверхность бушующих вод. 

Но, идущий в пучины забвенья, 
Старый мир, он однажды хотел 
Отобрать его знамя спасенья(*), 
Погубить его славный удел... 

Семь столетий их память хоронит, 
Но мы помним, в котором году 
Меченосцев разбитые брони 
Загремели по алому льду. 

Все мы помним, как в яросном визге, 
Налетевши на грудь москвичей, 
Раскололся в кровавые брызги 
Грозный вал азиатских коней. 

Помним день колокольного звона, 
Когда радость звенела в сердцах, 
Когда с древнего русского трона 
Рухнул в бездну зарвавшийся лях. 

Все мы помним, как баловень славы, 
Утомившись от счета побед, 
Налетевший на камень Полтавы, 
Опрокинулся раненый швед. 

И еще один гений незванный, 
Под снегов отрезвляющий хруст, 
Шел от нас со смертельною раной 
Покоривший полмира француз. 

И теперь мы увидим воочию, 
Как дерзнувший ступить на Восток, 
Разлетится, разорванный в клочья, 
Растоптавший Европу сапог! 

Обожженная огненной лавой, 
Обагренная кровью святой, 
Ты пойдешь, озаренная славой, 
И народы пойдут за тобой! 

22.06.1941 г. 

(*) "Гибель России есть гибель мира". Е.И. Рерих. 
 
 

БЕЗ РОДИНЫ

В тот грозный день к Парижу подползала 
Лавина крови, стали и огня. 
Мы встретились в толпе гудящего вокзала, 
Мой друг - француз остановил меня. 

Его глаза смотрели так тревожно, 
Как слово "смерть" он произнес:"На фронт". 
О, если было бы и мне возможно 
Пойти на смерть за Родину, как он! 

О, если б мог и я себе позволить 
Принять венец за Родину в бою... 
И я завидовал ему до боли, 
Я, потерявший Родину свою... 

11.08.1942 г. 
 
 

ЛЮБОВЬ К ТЕБЕ

Любовь к Тебе ведет меня 
Все выше, выше - на вершины. 
Она стремительней огня, 
Неудержимее лавины. 

Но в дымной суете забот, 
В чаду неистовом, в рутине 
Она - покой глубоких вод, 
Она - безмолвие пустыни. 

Она зажжет восторгом дух, 
И победит безумье плоти. 
И я дойду к Тебе, дойду! 
Хотя б весь мир поднялся против! 

5.10.1942 г. 
 
 

ЕДИНАЯ ЦЕЛЬ

Пусть битв уже было немало, 
Пусть много побед за спиной, 
Но это лишь только начало 
Великой стези боевой. 

И много, мучительно много, 
Еще не испито до дна, 
Но в жизни одна лишь дорога, 
И цель в этой жизни одна: 

За радость Любви без предела, 
За светлую встречу вдали - 
ПОБЕДА НАД СИЛАМИ ТЕЛА, 
ПОБЕДА НАД ВЛАСТЬЮ ЗЕМЛИ! 

1.06.1943 г. 
 
 

САТУРН

Все то, чем дышим и живем, 
Все то, что ныне сердце ранит, 
Когда-нибудь ненужным станет: 
Мы все когда-нибудь умрем! 

Идет Сатурн - суровый жнец, 
Сверкает серп его устало. 
И все, имевшее НАЧАЛО, 
Он обрекает на КОНЕЦ! 

1955 г. 
 
 

ВЕНЕРА

Уже не трогают ни золото, ни страсть, 
Уже и слава, как удушье чада... 
И все, что может мне Хозяин(*) дать, 
Теперь уже мне ничего не надо! 

А по утрам, предвосхитив восход, 
Цветет на небе Огненная Роза... 
Я к Ней иду, Она меня зовет, 
И он меня остановить не сможет! 

1955 г. 

(*) Хозяин Земли - Люцифер. 
 
 

В ТАЙГЕ

Колонны кедров держат небосвод, 
Здесь запах смол душистее, чем ладан, 
Здесь тихий храм - здесь ничего не надо. 
И так далек тяжелый мир забот. 

1958 г. 
 
 

ПУСТЬ ВСЕ СГОРИТ...

Пусть все сгорит, чтобы опять из пепла, 
Как феникс древний, возродиться вновь, 
Чтобы пылала, ширилась и крепла 
В ста ликах форм ЕДИНАЯ любовь! 

 
 

ПРИКАЗ

(Огня, зажженного в сердце) 

Когда мы не спешим Туда, 
Пусть нас погонит кнут, 
Пусть нас преследуют всегда, 
Пусть нас всегда клянут. 

Пусть ярче факел клеветы 
Нам освещает путь, 
Единый путь Туда, где Ты - 
И некуда свернуть! 

Пусть нам грозят со всех сторон, 
Пусть стрелы бьются в щит, 
Пусть каждый злобой окружен - 
Путь кверху не закрыт. 

И что нас может сбить с пути, 
Что остановит нас? 
Когда у каждого в груди 
Пылает Твой приказ! 

Легко ли, трудно ли, но мы 
Должны идти всегда, 
Как, пламенея в бездне тьмы, 
Проносится звезда. 

Пусть опадает прах одежд - 
Горит приказ в груди, 
Горит надежда всех надежд - 
Приказ Твой нам - ДОЙТИ! 

19.11.1960 г. 
 
 

ОГОНЬ ПОЗАДИ

Уже весь мир объят пожаром, 
Уже весь мир горит в огне. 
И каждый миг, пропавший даром, 
Сравнится с жизнью по цене! 

Огонь спешит, и нет спасенья! 
Открыт вперед лишь путь один - 
Не упуская ни мгновенья, 
Идти к сиянию ВЕРШИН! 

Идти вперед и гнать усталость, 
Упавши, встать и вновь идти, 
Идти, во что бы то ни стало: 
ОГОНЬ И ГИБЕЛЬ ПОЗАДИ! 

23.11.1960 г. 
 
 

В СОБОРЕ

После сделки, прошедшей счастливо: 
"О Тебе не забыл я, зажег 
Трехрублевую свечку. Спасибо, 
Что награбить мне, Боже, помог". 

Нет свечи его толще, дороже - 
Значит, святость его велика! 
И не знает всевидящий Боже, 
Что свеча та из слез бедняка. 

Что же в благости, даже соборной, 
"Не обманешь и здесь не продашь". 
Пусть Лицо неподвижное скорбно, 
Но довольным уходит торгаш. 

И пылает свеча перед Ликом, 
Свечка подлости ярко горит, 
И молчит пригвожденный Владыка, 
Золотыми гвоздями прибит. 

Если ж скажет, купец не услышит, 
А услышавши, разве поймет, 
Что зовет Он стать каждого выше, 
Что Он всех устремляет вперед! 

1.12.1960 г. 
 
 

ОПЛОТ ВЕРНОСТИ

"Служитель правды сокровенной,- 
Спросил раз царь, увидев знать,- 
Как различить гнездо измены? 
И верности оплот узнать?" 

"Вот, посмотри,- мудрец ответил,- 
Ты видишь сборище вельмож 
В одежде праздничной - вот эти 
Хранят за пазухою нож. 

А вот идет один. Сомнений 
Не знает он, как и забот, 
Что одиночеству изменит? 
В нем будет верности оплот!" 

С тех пор всесильный повелитель, 
Усвоив верности урок, 
Что преподал ему Учитель, 
Стал, как и путник, одинок. 

5.12.1960 г. 
 
 

ВЕЧНАЯ БИТВА

Сраженье сменяет сраженье, 
Неведомо слово "покой". 
И это лишь только крещенье 
Из боя идушего в бой. 

Ни отдых, ни мир невозможны, 
Когда наше сердце горит. 
И мечь не спускается в ножны, 
И вечно в готовности щит. 

И нет лучшей участи в мире! 
И крылья вздымает восторг. 
Все выше, все выше и шире 
Вокруг безграничный простор. 

И если в нем вечны сраженья, 
И нет завершенных побед, 
То нет и венца пораженья - 
В борьбе разгорается Свет! 

5.12.1960 г. 
 
 

СТРАНА ДЕРЗАНИЙ

Огромной радугой в туман тысячелетий 
Пролег твой путь из глубины времен. 
Тебе, Великой, тесно на планете, 
Средь лунных гор твой вымпел водружен! 

Россия, Родина, Страна Дерзаний, 
Из курных изб, из мрачных рудников 
Выходишь ты, разламывая грани 
Одной планеты, на простор миров. 

Идя вперед в железном постоянстве, 
Творя ракеты, быстрые, как свет, 
В конце концов, ты учредишь в пространстве 
Коммунистический союз планет. 

Нас не сдержать, не пробуйте, напрасно! 
Мы не отступим, знайте, никогда! 
Пока не станет жизнь везде прекрасной - 
Не станет красной каждая звезда! 

12.12.1960 г. 
 
 

ПОДВИГ

Принять огонь Твоих Сокровищ 
И озарить сердца людей - 
Пройти через толпу чудовищ, 
Между гирлянд шипящих змей. 

Когда любое проявленье 
Им недоступной доброты, 
Невежды сделают мишенью 
Для самой злобной клеветы. 

Когда коварный и преступный, 
Святым себя считая сам, 
Как тень при свете, неотступный, 
Враг устремится по пятам. 

Когда пригретый лаской нежной, 
От бед спасенный столько раз, 
Придет предатель неизбежный 
Продать нежданно, в грозный час. 

Скажу я: "Нет таких чудовищ, 
Чтоб запретить душе моей 
Принять огонь Твоих Сокровищ 
И озарить сердца людей!" 

13.12.1960 г. 
 
 

СМЕРТЬ

К чему все вздохи сожалений, 
К чему стенания и плач? 
Умрет глупец, умрет и гений, 
Умрет и жертва, и палач! 

И ты умрешь, как триллионы 
Ушли, уходят и уйдут, 
И даже сонмы нерожденных 
И то, когда-нибудь умрут. 

К чему же слезы и проклятья, 
К чему все клятвы "не забыть"... 
Мы ж рады сношенное платье 
На платье новое сменить?! 

Да, грусть разлуки мне знакома, 
И жаль несбывшихся надежд, 
Но все же смерть - лишь смена дома, 
Лишь смена сношенных одежд. 

Она - начало, обновленье, 
Полет к несбыточной мечте! 
Непобедимое движенье 
К недостижимой Красоте! 

18.12.1960 г. 
 
 

ЛЕГЕНДА

Двенадцать молчали, молчал и Учитель. 
Вдали голубел Назарет. 
И был нестерпимым, как ярый мучитель, 
Сияющий солнечный свет. 

Едва волочились усталые ноги, 
Коробились линии губ. 
Шли молча, пока у извива дороги 
Не встретили скрюченный труп. 

И тотчас взметнулись за фразою фраза: 
"Какой отвратительный вид!" 
"Какое зловонье!" "Какая зараза!" 
"Как страшны пустоты орбит!" 

"В какую гримасу распалися губы!" 
"Как страшен ввалившийся нос!" 
"Какие красивые белые зубы!" 
Сказал, улыбнувшись, Христос. 

20.12.1960 г. 
 
 

ВПЕРЕД И ВЫШЕ

Всегда вперед! Вперед и выше! 
Возьми и так неси свой крест. 
Пусть только этим смыслом дышит 
Твой каждый вздох и каждый жест. 

И если сеятель сомнений 
Тебе шепнет: "Остановись!" 
Умножь еще свое стремленье: 
"Всегда вперед и только ввысь!" 

И каждый груз, давя на тело, 
Лишь выше поднимает дух, 
И нет конца, и нет предела 
Того, к чему я так иду! 

21.12.1960 г. 
 
 

СЧАСТЬЕ

Огромный храм манил в прохладу тени, 
Пылали камни, жар был так велик. 
Учитель сел устало на ступени, 
И опустился рядом ученик. 

Молчали долго, каждый что-то думал, 
А мимо шли прохожие, и вдруг 
Спросил Учитель: "В чем причина шума? 
Куда спешат идущие вокруг?" 

"Не знаю, Гуру,- ученик ответил, 
Но погадать, пожалуй, я готов: 
Вот этот согбенный, несущий сети, 
Быть может, к берегу спешит на лов. 

А этот франт, быть может, на свиданье. 
К ребенку мчится молодая мать..." 
"Людей ведет или боязнь страданья, 
Или желанье счастье испытать. 

И как различно это счастье! Часто 
Для одного на нем сошелся свет, 
А для другого это лишь несчастье, 
И часто говорят, что счастья вовсе нет. 

А счастье есть, как Солнце есть, но люди 
Так часто Солнца отраженный лик 
За Солнце принимают на посуде, 
На лужах грязных, на концах у пик. 

Зарывшись в землю, глаз не поднимая, 
Бредут, как свиньи, люди наугад, 
А наверху Источник Сил сверкает! 
Но вверх никто не поднимает взгляд"... 

22.12.1960 г. 
 
 

НА СМЕРТЬ ПАТРИСА ЛУМУМБЫ

Примчалась весть - и дрогнули народы. 
(А всем казалось, что готовы к ней!) 
Погиб герой, пал мученик свободы 
От грязных рук кровавых палачей. 

Гремит история бесстрастным приговором, 
Чего достигли палачи, чего? 
Покрыв себя неслыханным позором, 
Они бессмертным сделали его! 

Настанет час, волною возмущенья 
Народы Африки сметут проклятый гнет. 
"Лумумба" - станет символом отмщенья, 
И этот час уже сегодня бьет. 

Придет пора - и над его страною, 
Бросая тень на черный континент, 
Поднимет время памятник герою 
Из мрамора сияющих легенд. 

15.02.1961 г. 
 
 

ПАДШИЙ

Он мог быть Богом, 
Этот жалкий черт, 
Который был 
Таким, как ты сегодня. 
Он не достиг 
Снегов великих гор - 
И оборвался 
В бездну преисподни. 

23.03.1963 г. 
 
 

В ЭТОТ ВЕЧЕР...

В этот вечер больному в притоне 
Он последние деньги отнес. 
И тогда, говорят, на иконе 
Улыбнулся распятый Христос... 

 
 

ЛЕБЕДЬ НА СИНЕЙ ВОДЕ 
Лирика 
 
 

МОЙ АЛЬБОМ

Все пройдет! За весною и лето, 
Незаметно зима подойдет. 
Где я буду? Неважно, но где-то 
Я вдруг вспомню о том, что пройдет. 

Я вдруг вспомню о юности бурной, 
И, достав запыленный альбом, 
Возвращусь из пустыни Сатурна 
В сад весенний, в свой утренний дом. 

И повеет от снимков прохладой, 
Горным воздухом, запахом хвой. 
И деревья зеленой громадой 
Зашумят, как тогда, надо мной. 

Зашумят, затоскуют, как прежде, 
Как любил я их вкрадчивый шум. 
Точно кто-то шепнул о надежде, 
О свершеньи несбыточных дум. 

Или же о легенде, гремящей 
Сталью лат, освещенных огнем, 
О тайге, уже мне не шумящей, 
Мне расскажет мой старый альбом. 

Профиль тонкий, как фризия, нежный 
Мне напомнит о ласковом дне, 
О любви моей первой, безбрежной, 
О моей отзвучавшей весне. 

И откроется снова страница, 
И с нее из промчавшихся дней 
Улыбнутся забытые лица 
Моих первых весенних друзей. 

Как зеленая листьев стихия, 
Обгоревши в мечтах голубых, 
Разлетимся мы, бледно-сухие, 
По ветрам неизвестной судьбы. 

1932 г. 
 
 

КТО ЖЕ ЗНАЛ?

Все, что сердце желало, в тот вечер 
Я устами прочел на устах. 
И любовь налетела, как ветер, 
Облетевший цветы на полях. 

И тогда небывалая нежность, 
Подхватив сумасшедшей волной, 
Понесла наши души в безбрежность, 
И сказал я: "Любимая, твой!" 

И ответ прозвучал, точно звоны, 
Точно звоны серебряных струй: 
"Я твоя!" И уже раскаленный 
Наши губы обжег поцелуй. 

И тогда показалось - отныне 
Ты моя до последней черты: 
А вверху на полях темно-синих 
Расцвели золотые цветы... 

Кто же знал, что судьба так жестока, 
Что в цветах этих молнии гроз! 
Что ты станешь далекой, далекой - 
Дальше самой далекой из звезд. 

Кто же знал, что кольцом незнакомца 
Осквернится родная рука, 
Что лишь сердце, горящее в солнцах, 
Пламенеет над бездной века! 

1932 г. 
 
 

ИТОГ

Не легко мне так жить, сознавая 
С пробуждением каждого дня, 
Что ты лживая, черствая, злая - 
Никогда не любила меня. 

Но еще тяжелее поверить, 
С облаков к этой правде сойти, 
Что мы встретились просто, как звери, 
На исхоженном древнем пути. 

Но спасибо, что ТЫ потушила 
Грозный бунт, закипавший в крови - 
Что мечтать ТЫ меня научила 
О другой - Настоящей Любви! 

1933 г. 
 
 

ЛЮБИМОЙ

За один только взгляд, родная, 
Все отдать, все принять я рад: 
Пожелайте - дойду до рая, 
Прикажите - отправлюсь в ад! 

Рыцарь верный, в броне из стали, 
Я огнем ваших глаз зажгусь, 
И куда бы вы ни послали - 
Я победы везде добьюсь... 

Если ж я не вернусь из ада - 
Пусть умрет на груди у вас 
Самый нежный цветок из сада, 
Где мы встретились в первый раз. 

1933 г. 
 
 

ЗЕЛЕНЫМ ГЛАЗАМ

В ее глазах зеленых 
Таится страшный яд... 
О, как они бездонны! 
О, как они пьянят! 

В них нежный голос бездны 
Так ласково зовет, 
Но воля - танк железный 
Гремит: "Вперед, вперед!" 

И землю содрогая, 
Давя вокруг цветы, 
Идет броня стальная 
На приступ высоты. 

Трепещет прах влюбленный, 
Но дух чеканит шаг. 
Прощай, дурман зеленый, 
Прощай, мой нежный враг! 

1938 г. 
 
 

СЛУЧАЙНАЯ ВСТРЕЧА

Я сегодня отравлен, мне трудно 
Овладеть ядовитой тоской: 
Я сегодня на улице людной 
Повстречался, случайно, с тобой... 

Он - веселый, уверенный, грубый - 
Не заметил пролившийся яд, 
Но я видел, как дрогнули губы, 
Как метнулся твой огненный взгляд. 

И, когда он придет со свиданья, 
Не поймет, (как тебя не ревнуй), 
Отчего в эту ночь при прощаньи 
Был так холоден твой поцелуй! 

1938 г. 
 
 

НА ЯХТЕ

        Лейтмотив первой части 
        "Неоконченной Симфонии" 
            Шуберта. 

Мчимся. Драконы туч 
Летят навстречу - бой наш близок! 
С гребней хрустальных круч 
Нас осыпает жемчуг брызг. 

Парус - крыло мечты! 
Напряжены, как струны, снасти, 
Тесно прижалась ты, 
Глаза твои поют о счастьи... 

Юность, ты хороша! 
Ты, точно ветер, устремленна, 
Буря - твоя душа. 
И пена волн - твои знамена! 

Так бы лететь вперед 
Всю жизнь, забыв, что в бессильи 
Рухнут в пучину вод 
Твои сверкающие крылья! 

1940 г. 
 
 

ДВА ПОЕЗДА

Ты уезжаешь завтра. Солнце встанет, 
И на вокзале соберется люд. 
Ты уезжаешь завтра. Как в тумане, 
Гремя, вагоны предо мной пройдут. 

Свисток... проклятый уходящий поезд 
Умчит тебя в лазуревую даль... 
Широкой шляпой я прикроюсь - 
Скрыть слезы, замаскировать печаль. 

Жить - это ждать. Ждать терпеливо, молча, 
Неделю, месяц, каждый день, как год! 
О, сердце жадное! О, сердце волчье! 
В нем никогда надежда не умрет... 

Что будет день, день жизни настоящей, 
Рай на земле - осуществленный сон: 
И поезд милый, поезд приходящий 
Стальной походкой содрогнет перрон! 

1940 г. 
 
 

ЧТО Я ДЛЯ ВАС...

Что я для Вас? Минутная забава, 
Привороженная магнитом глаз. 
Какое я на Вас имею право, 
И что могу я требовать от Вас?! 

Ни нежных слов, ни ласк, ни поцелуя, 
Ни взгляда, сорванного набегу. 
Все ясно мне... И, все-таки, люблю я 
И не любить Вас просто не могу. 

1940 г. 
 
 

ОТПЛЫТИЕ

Приказ пришел - и вспыхнула печаль: 
Разрыв с тобой, теперь, стал неизбежен... 
А вечер синий, чистый, как хрусталь, 
Был так задумчив, так прозрачно-нежен. 

И вся душа, наперекор судьбе, 
К тебе рванулась в пламенном стремленьи, 
Мне захотелось бросится к тебе, 
Обнять, склонившись, детские колени. 

Но подвиг звал! И зная, что люблю, 
Что я любим, что счастье рвется в руки, 
Я дал приказ - отчалить кораблю, 
И образ твой предать пожару муки. 

И ты не знаешь, даже, почему 
Я променял твой берег на безбрежность... 
Чтоб не отдать, теперь уж никому, 
Одной тебе накопленную нежность. 

 
 

ПЕРЕД ПОРТРЕТОМ

Опять звенят встревоженные нервы, 
Смотрю опять, не отрывая глаз... 
В который раз! И все-таки, как в первый, 
Как в первый раз, опять смотрю на вас. 

Как взорванной звезды на небе темно-синем 
Еще века потом горит погасший свет - 
Вы улыбаетесь на блекнущей картине, 
Улыбкой той, которой больше НЕТ! 

Все кончено! Сверкнула и взорвалась 
Звезда любви, не одолев судьбы, 
Но на холсте, пусть блекнущем, осталась 
Улыбка глаз бессмертно-голубых! 

1941 г. 
 
 

НОЧЬЮ

Перед ликом холодной 
Осенней луны 
Дремлет мир в безмятежном покое. 

Ты мне шепчешь: "Люблю", 
А глаза холодны, 
А глаза говорят мне другое. 

И так ясно, что время 
Весенних тревог 
Не вернет никакое искусство. 

Только раз расцветает 
Волшебный цветок 
Настоящего - первого чувства. 

1942 г. 
 
 

ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА

Мы вновь прошли с тобой по тем аллеям сада, 
Где все еще хранит воспоминаний след, 
Чтоб в шорохе сухом, в шептаньи листопада 
Услышать отзвук чувств, которых больше нет. 

Слетали листья к нам поблекшие, сухие. 
В последнем вздохе их торжествовала смерть. 
Мы тихо шли по ним, как будто бы чужие, 
Как будто вальс любви нас не сплетал, как смерч! 

Как будто никогда в темно-зеленом шуме 
Не пели нам они о счастье столько раз! 
Как будто бы огнем неслыханных безумий 
Нас никогда не жгла безудержная страсть! 

И щорохом листвы торжественно и глухо 
Из глубины веков шептал Эклезиаст: 
"Все суета сует и лишь томленье духа!" 
И больше ничего не связывало нас... 

        Июль, одиннадцатого, вечер, 
        Суббота, год сорок второй, 
        Последний день, последней встречи, 
        Такой нежданно-роковой! 
 
 

ОПАВШАЯ ЛИСТВА

Конец любви: она жена другого! 
И все, что было - только сон во сне... 
Иду в аллеях сада золотого, 
Прощаюсь с той, которой больше нет! 

И больно мне... Когда, вскипая пеной, 
Цветов весенних хлынула волна 
Такой огромной нежности! Изменой 
Могла ли нам тогда грозить весна?! 

Но ты сама - ты! Обессмертить клятвой 
Хотела взрыв безудержных тех чувств! 
Зачем тогда был так прекрасен взгляд твой?! 
И так правдиво трепетанье уст?! 

Ты, может быть, теперь довольна мужем, 
И любящая (может быть) жена. 
Я клятву верности хранил - к чему же 
Теперь она, кому она нужна?... 

Холодный ветер мчится по аллеям, 
Пролетных стай несутся голоса, 
И в золотых разрывах голубеют 
Бездонной тверди мудрые глаза... 

Конец любви! Она жена другого... 
О, проза клятв! О, мертвые слова! 
И шелестит о суете земного 
В ногах моих опавшая листва... 

1942 г. 
 
 

ТАК ПРОСТО И ЯСНО

Так просто и ясно: когда расставались, любила, 
И долго ждала ты и так тосковала порой... 
Но боль притупилась, ты даже немного забыла... 
А после, случайно, тебе повстречался другой. 

Разлука, как ветер. Разлука непрочное пламя, 
Затушит и дым разнесет, не оставив следа. 
Она же раздует в пожар, пожирающий память, 
И этот огонь не затушит никто, никогда... 

Так просто и ясно: мне кажется , я улыбался, 
И было спокойным пожатье разорванных рук, 
И только лишь в сердце огонь бушевал и метался, 
Как раненый зверь, обезумев от огненных мук. 

А солнце смеялось! А солнце, как будто нарочно, 
На розовых вишнях весенним восторгом цвело! 
И было так ясно, что все в этом мире непрочно. 
Так ясно и просто, и, все-таки, так тяжело! 

1942 г. 
 
 

АЛЬБОМ

Любила, была ты любима и, все же, 
Ушла от меня далеко, далеко... 
Альбом, запыленный, в истрепанной коже, 
Открыть его снова не так-то легко! 

В нем память о том, что вернуть невозможно, 
В нем память о том, что когда-то давно 
Заставило биться тревожно, тревожно 
Два сердца - два пламени, слитых в одно! 

1942 г. 
 
 

РОМАНС

Пусть этот конец - неизбежность, 
Пусть этот разрыв - навсегда! 
Но Вас, воплощенную нежность, 
Мне Вас не забыть НИКОГДА! 

В зловещем, пригашенном свете, 
Великих и грозных времен 
Вы сердца коснулись, как ветер, 
Навеявший ласковый сон. 

И пусть как пожар, пламенея, 
Над нами промчались года. 
Тот сон никогда не развеять. 
Мне Вас не забыть НИКОГДА! 

 
 

СНИМОК

Когда я смотрю на поблекнувший снимок - 
Из дали двенадцати лет, 
Вы, точно живая, проходите мимо 
И, кажется, времени нет! 

И, кажется, снова идете вы рядом, 
В аллеях плывет тишина, 
И осени грустной, в пурге листопада, 
Звенит золотая струна. 

Звенит о любви, о разлуке, о смерти, 
О том, что: "И это пройдет!" 
Я помню, тогда вы сказали: "Поверьте, 
Как все, ваше чувство умрет!" 

Услышать тогда это было так странно, 
И голос звучал, точно бред... 
Но грозные годы прошли ураганом... 
И нет вас, и чувств этих нет! 

И все - только память, и все так на свете... 
И все же от снимка порой 
Исходит, вдруг, свежесть,- как утренний ветер, 
В мой жаркий, полуденный зной. 

16.6.43. 
 
 

ПЕРВЫЙ ПОЦЕЛУЙ

Я снова здесь, где свет струится лунный 
На старых троп заученный извив, 
Где быстрых вод серебряные струны 
Звенят о прошлом, о большой любви. 

Я там иду, где ты не раз ступала. 
И каждый знак ушедшего ловлю: 
Когда-то здесь, у этого причала, 
Услышал я ответное: "Люблю". 

И здесь, в ветвях зеленокудрой ивы, 
Что спит склонившись, под журчанье струй, 
Я в первый раз сорвал с тех губ стыдливых, 
Как розу алую, твой первый поцелуй. 

И вот обрыв... (как струи грустно шепчут), 
В лучах последних он был так красив! 
В лучах последних ты мне шла навстречу, 
Как нимфа белая, среди зеленых ив. 

Вот здесь ты подошла... Ты подошла проститься! 
(О, как был тяжек твой упавший взгляд!)... 
И в книге встреч последнюю страницу 
Любви весенней дописал закат. 

И смыла ночь огонь весенней краски 
Холодным звоном пролетевших струй... 
Но на губах, испивших столько ласки, 
Еще горит тот - первый поцелуй! 

 
 

РАСПЛАТА

Торжественно, как венценосный гений, 
Исполнив мудрый, всеблагой закон, 
В червонной тоге, покидая трон, 
Сходило Солнце с голубых ступеней. 

И к Солнцу, вдаль, натягивая снасти, 
Пошел корабль по зыби золотой... 
День умирал - и умирало счастье: 
Он уплывал, любимая, с тобой. 

Алел, сверкая, пламеневший запад, 
В руках твоих еще цвели цветы, 
Еще пьянил их (тот знакомый) запах, 
И в нем еще, еще дышала ты! 

Но сердце знало, знало - без возврата 
Ты шла в закат, в кроваво-красный дым... 
Так вот она - нежданная расплата: 
Жить без тебя и быть всегда твоим! 

 
 

НА РЕКЕ

Мчатся струи спокойно и плавно, 
Золотится песчаное дно... 
О, как все это было недавно! 
О, как все это было давно! 

Ни любовь, ни мольба, ни проклятье 
Не вернули б нам счастье назад... 
Силуэт твой темнел на закате 
И по берегу шел на закат... 

А навстречу шла тень незнакомца 
И слилась, вдруг столкнувшись, с тобой, 
И разбилось огромное солнце, 
Отраженное там, за кормой. 

Точно кровь за кормой клокотала, 
Красной пеной вскипала вода... 
Навсегда? Что-то дрогнуло, сжалось - 
Затуманило мозг... Навсегда... 

Мчатся струи спокойно и плавно, 
Золотится песчаное дно... 
О, как все это было недавно! 
О, как все это было давно! 

 
 

В РОЩАХ

О прошлом шепчет в этом грустном месте 
Червонных листьев шелестящий звук... 
Когда-то здесь мы разделили вместе 
Так много радости... Так много мук! 

В тенистых рощах, как огонь мятежный, 
Как ветер южный, пронеслась любовь... 
И в шуме листьев оживает нежный, 
Твой нежный голос оживает вновь... 

"Прощай, любимый!"... Нарастает грозно 
Водоворот обиды и любви, 
А сердце шепчет, что еще не поздно! 
Она уйдет! Скорей! Останови! 

И черным ветром в грозовом стремленьи 
Порыв к тебе взметнулся, закружил, 
Он звал тогда остановить мгновенье, 
Но, кто ж, когда его остановил?! 

И вот - все в прошлом. С каждым годом реже 
Мой шаг тревожит тишину аллей, 
Но образ девушки, такой весенне-свежей, 
Все так же четок в шуме тополей! 

 
 

ПОРТРЕТ

Как дрогнули руки, 
Как память взметнулась: 
Другая?... Нет! - тот же портрет. 

С альбома чужого 
Ты мне улыбнулась 
Из дали промчавшихся лет. 

И вспомнил я... вспомнил 
С такою отрадой 
Дыхание свежих борозд, 

И воздух весенний, 
Объятый прохладой, 
И россыпи золота звезд. 

И в синюю ночь 
Уходящий без края 
Простор бесконечных полей... 

Я вспомнил, как в звездах 
Летела, сгорая, 
Призывная песнь журавлей. 

И шепот отрывистый, 
Слезы печали 
И взгляд, обожженный тоской... 

Я вспомнил тебя! 
В эту ночь мы прощались 
Над древнею русской рекой. 

А где-то вдали 
Грохотали вагоны, 
А где-то, один за другим, 

На запад пылающий 
Шли эшелоны, 
Закутавшись в призрачный дым. 

Суровые дни 
Небывалой разрухи 
Не вырвали памяти - нет! 

Я вспомнил, как дрогнули 
Бледные руки, 
Как ты протянула портрет. 

И образ любимый, 
Тоской обрамленный, 
В дыму затерялся тогда... 

О, как было тяжко 
Расстаться влюбленным 
В весеннюю ночь, навсегда! 

И хлынули годы 
Потоками крови, 
И нас разметало грозой... 

Хозяин поднял 
Удивленные брови: 
"Вы, разве, знакомы с женой?!" 

Упала на скалы 
Подбитая птица, 
Померк золотой небосклон... 

Ей больше уже 
Никогда не приснится 
Заоблачно-солнечный сон. 

 
 

* * *
 
 

ВСТРЕЧА

Как мог я думать, что другая 
Тебя заменит! Не любя, 
Как мог я жить! Тебя не зная, 
Как мог бороться без Тебя! 

Ища твой голос в море речи, 
Знакомый свет во всех глазах, 
Я знал - вся жизнь преддверье встречи 
С тобой - единственной в веках. 

И ты пришла! Ты не забыла! 
Из тьмы веков ты вновь пришла! 
И сердце снова мне пронзила 
Любовь - звенящая стрела! 

1944 г. 
 
 

СЕМИДЕСЯТЫЙ ДЕНЬ

Тяжелый крест стоит неотвратимо! 
Семидесятый день без ласки, без огня. 
Семидесятый день я без моей любимой, 
Которая, как солнце, для меня. 

Пусть далеко теперь невидимое солнце, 
Пусть ночь теперь особенно темна, 
Пусть смотрит мрак в разбитое оконце - 
Все чепуха - дождалась бы она! 

О, тучи грозные непрошенных сомнений, 
Как тяжкий газ, мешающий вздохнуть... 
А вдруг она, распятому, изменит 
И нож воткнет в измученную грудь?! 

Холодный ветер рвется через щели 
И тихим воем разрывает тишь... 
О, ветер, ветер! Может, ты к постели 
С приветом к спящей, ветер, долетишь?! 

Ты спишь сейчас вдали от черных ветров, 
Тебе не снятся даже и во сне 
Те тысячи ужасных километров 
И крест железный на моем окне! 

12.11.1945 г. 
 
 

В ДЕСЯТЫЙ РАЗ

Опять, дохнув черемухой с реки, 
В десятый раз весна проходит мимо! 
И опадают грустно лепестки 
С цветов, цветущих для моей любимой. 

Но что с того, что десять лет во тьме?... 
Что нет вестей, нет писем, нет привета, 
Что я погибну, может быть, в тюрьме, 
И крик предсмертный не примчит ответа. 

Нам все равно от встречи не уйти, 
Мы скованы нетленными цепями. 
Пусть в этой жизни разошлись пути, 
Но сколько новых жизней перед нами! 

Что нам десяток раненых годов - 
Наш путь пролег поверх земных страданий. 
Пусть опадают лепестки цветов 
И устилают лестницу к Нирване! 

20.05.1955 г. 
 
 

ПОБЕДА

Летели дни, а годы тихо шли... 
Стихала боль, но временами даты 
Будили память и так больно жгли 
Огнем такой чудовищной утраты. 

О, пламя глаз, о, нежное тепло, 
О, сердца с сердцем слитое биенье... 
Какое счастье мимо нас прошло 
И рухнуло в чудовищном крушеньи! 

"Пропавшему без вести" никогда, 
Никто не скажет о судьбе любимой! 
И в неизвестности брели года, 
И весны, (весны!) проходили мимо. 

Так десять лет прошло, как сто веков. 
И вот, однажды, в маленьком конверте 
Пришло письмо, как тысяча громов! 
Как воскресенье, пораженье смерти! 

И ночь без сна - и день за ней в бреду: 
Я радостью невыразимой болен! 
Звенит торжественно, священно: "Жду", 
Как перезвоны миллионов колоколен. 

Скрепляет время множество знамен, 
Капитулирует огромное пространство. 
И я опять, как юноша, влюблен - 
В увенчанную лавром постоянства. 

1955 г. 
 
 

СТИХИ О ТЕБЕ

Не нужен мне прибой рукоплесканий, 
Я чувств своих не вынесу к толпе. 
Стихи мои - кристалл воспоминаний, 
Запечатлевший правду о тебе. 

Как древний маг, (он ближе всех поэту), 
В полночный час, в тиши, наедине 
Я воскрешаю канувшее в лету 
И вновь живу в разбуженном огне. 

Трепещут вновь угаснувшие чувства, 
И вновь я вижу наяву тот сон, 
Который магией священного искусства 
В стихах моих навек запечатлен. 

Ни временем, ни муками не выжечь 
Их тонкой грусти ароматный яд - 
Виденья прошлого - они нисходят свыше, 
Цветут, благоухают и звучат. 

Я их торжественность кощунством не нарушу, 
Не брошу боль невыразимых мук 
И радости, испепелившей душу, 
На растерзанье плескающих рук! 

1956 г. 
 
 

У ПОДНОЖИЯ ЕЛИ

        На смерть маленького друга 

Там, где травы душистые пели, 
Мчится пламя серебряных вьюг. 
У подножья рыдающей ели 
Кончен путь твой, мой маленький друг. 

Так недавно ты радостно мчался 
Здесь, по травам, во всю свою прыть! 
Запах смол и черемух мешался 
И пьянил нас желанием жить. 

И мы мчались, смеялись и пели 
И казалось - ТАК БУДЕТ ВСЕГДА!... 
Так казалось... А, ныне, метели 
Заметают твой след навсегда... 

Точно крест, распростертые, взреяв, 
Снова падают ветви к корням... 
Спи спокойно - любовь обогреет 
Твое верное сердце и "ТАМ"! 

18.11.1958 г. 
 
 

ВЕЧНАЯ МОЛОДОСТЬ

Пылают листья золотым огнем. 
В их шелесте предсмертное усилье... 
А мы с тобой еще чего-то ждем, 
Еще к чему-то простираем крылья. 

И нам, быть может, как и им, пора 
На отдых грустный?... Нет! Раз сердце бьется, 
Мы будем крылья к солнцу простирать! 
Творить и петь, и строить, и бороться! 

Пусть похоронно плачет листьев медь, 
Пусть ветер рвет их и жестоко вертит - 
Мы телом тоже можем постареть, 
Но дух не знает ни морщин ни смерти! 

Как хорошо быть молодым всегда, 
Всегда лететь, не опуская крылья! 
И не считать ни жизни, ни года, 
Чтоб никогда не сдаться в плен бессилья! 

12.10.1960 г. 
 
 

УСТРЕМЛЕНИЕ

Мой милый друг, товарищ нежный, 
Любви стремительный порыв 
Пусть разожжет огонь мятежный, 
Всю жизнь в стремленье превратив! 

Пусть будем мы всегда в движеньи, 
Всегда любить, всегда сверкать! 
Всегда стремиться в наступленье - 
И никогда не отступать! 

Всегда пылать, всегда стремиться 
Вперед, в просторы, в высоту! 
Чтоб даже умереть, как птицы, 
Простерши крылья налету! 

1960 г. 
 
 

УТЕШЕНИЕ

Громы затихли, погасли зарницы, 
Радуга встала мостом. 
В небо взметнулись веселые птицы, 
Снова мы к Солнцу идем! 

Радуйся, радуйся! Светлые дали 
Не застилает гроза... 
Что же я вижу - полна ты печали, 
И на ресницах слеза... 

Да, ты скорбишь, оглянувшись на беды... 
Милый мой спутник, поверь - 
Не было, нет и не будет победы 
Без неизбежных потерь. 

1960 г. 
 
 

ЛЕБЕДЬ НА СИНЕЙ ВОДЕ

Как хороша безмятежность 
Сонной воды в камышах. 
И бесконечная нежность 
В синих, как небо, глазах... 

Здесь - в опрокинутом небе - 
Плыть бы с тобою весь век... 
Вдруг, на пути нашем лебедь, 
Сказочный, белый, как снег. 

Как он красиво стремится, 
Крылья над пеной подняв! 
Греза любви, а не птица 
Взвилась над зеленью трав. 

Белым веслом разгребая 
Синие волны небес, 
Лебедь запел, улетая, 
И, затерявшись, исчез... 

Было, прошло... и безбрежность 
Льнет к одинокой ладье... 
О, улетевшая нежность - 
Лебедь на синей воде! 

1967 г. 
 
 

ВОТ Я УМРУ...

Вот я умру, как умер он когда-то. 
Как ты... Как все рожденные когда-нибудь умрут... 
И станет легче сна все, чем была богата 
И чем была бедна жизнь призрачных минут. 

Но в мегафоне многих поколений, 
Как гром растущий, имя зазвучит 
Того, кто чашу, полную свершений, 
Пронес над бездной бережно, как щит. 

 
 

ЧТО ГОД ГРЯДУЩИЙ НАМ
ГОТОВИТ...

Что год грядущий нам готовит? 
Победу? Смерть? Такой же бой? 
Ты знай - поверх любых условий 
Любимый твой всегда с тобой! 

Подняв свою любовь к вершине, 
Как непреклонный монолит, 
Он не предаст своей святыни 
И честь твою не оскорбит. 

Его любовь перетерпела 
И гнет сомнения в тиши, 
И вопли жаждущего тела, 
и одиночество души. 

Она, как огненное знамя, 
Вела, храня, как лучший щит, 
Ее негаснущее пламя 
Ни жизнь, ни смерть не победит. 

Пусть пульс замрет, пусть рухнет тело, 
Но разве пламя лишь в крови?! 
Нет ни конца, и нет предела 
Всепобеждающей любви. 

Разлуки боль даст радость встречи, 
Когда есть верность до конца, 
И чем она надчеловечней, 
Тем ярче блеск ее венца. 

Не все ль равно, в каком там плане, 
Когда и где - но вижу - вот: 
Сквозь дым редеющий страданий - 
К нам радость яркая идет. 

Не все ль равно, в каком там месте 
Она нам даст на боль ответ!... 
Как хорошо нам будет вместе, 
Мое Тепло, мой нежный Свет! 

Тогда подумай лишь, родная, 
Деля и горе, и восторг, 
Мы вновь пойдем, вдвойне пылая, 
В неограниченный простор! 

Вдвойне? А, может быть, стократно! 
Неразлучимы с той поры, 
Мы вступим в море необъятной 
Любви, рождающей миры.

 
  на главную Agni-Yoga Top Sites Твоя Йога
  Webmaster - Владислав Шпурик