Н.К. Рерих: "Путь"

Агни Йога - подборка по теме: "Любовь" (часть 10)

Надземное т.I, 11. Урусвати очень хотела бы дать людям больше сведений, но чувствознание указывает границу возможностей. Познание этой границы есть преткновение для многих. Большие несчастья происходили, именно, от небрежения этой границей. Невозможно земным словом определить, где притаилась соизмеримая предельная черта. Расширенное сознание может подсказать, где начнется вред. Сами знаете, как часто люди требуют ответ, который они принять не могут. Люди скажут: «Говорите нам скорее, и мы решим, что примем и что отвергнем». Они хотели бы играть в бирюльки, вынимая лишь приятные себе вещи. Но им нет дела, не развалится ли все построение? Даже дети знают, что нужно не нарушать целое. Но люди взрослые бросаются бомбами и весьма удивляются, когда собственная бомба изувечит их. Они любят твердить Наше сравнение с бумерангом, но не видят следствий своих же ударов.
      Люди любят обвинять Нас в том, что Мы многое отрицаем. Люди доходят до такой лжи и кощунства — скажут, что Мы отрицаем Христа. Можно ли поверить такому кощунству? Но, тем не менее, многие служители тьмы готовы сеять и такую клевету, лишь бы разъединить. Но каждый, кто знает построение и состав Братства, ужаснется невежеству такой клеветы. Обычно клевета невежественна, но сами взрослые люди не брезгают повторять явную ложь. Можно привести много наветов на Братство. Можно указать, как считали Братьев темными силами. Можно перечислить, как самые ужасные бедствия приписывались Братству. Нас обвиняли в угрозах и насилии. Особенно настаивали те, кто не желает слышать Наше Слово. Устыдитесь, неверы! Устыдитесь, невежды! Устыдитесь, носители разъединения!
      Пусть хотя бы редко они спросят себя — не ошибаюсь ли я? Но невежды не могут ошибаться, ибо они живут в ошибках и впасть в них уже не могут. Теперь пусть такая страница Братства запомнится теми, кто горит сердцем. Ведь каждый может установить хотя бы крупицу Истины.

Надземное т.I, 26. Урусвати часто предупреждала друзей о нападении сил темных. Такие предостережения нужны повсюду. Не следует думать, что темные прекратят свои разрушения. Тление — их пища. Убийство — их ремесло. Посягательство на дух и тело — их радость. Нельзя предположить, что они не будут пытаться проникать за самые защищенные границы. Они предпочитают погибать, но не оставят свою разлагающую работу.
      Некоторые легковеры думают, что механическое произнесение Высших Имен уже оградит их от темных нападений. Но не механика, а чистый огонь сердца лишь может создать надежный щит.
      Уловки темных разнообразны. Кроме грубейших покушений могут быть самые изысканные касания, воздействующие на слабейшую сторону. Внесение сомнения будет излюбленным способом приближения темных. Сомневающийся уже безоружен. Казалось, такая аксиома известна достаточно, но сколько погибало, именно, от этого яда!
      Считаю, особенно много противников Истины рождается от таких шептунов. Не так опасны явные безумцы, как малые лукавцы. Новые виды ядов изобретаются, почему же не появиться новым видам лукавства? Такое соображение о нападениях темных нужно помнить, когда представляете себе внутреннюю жизнь Братства. Мы постоянно на страже. Не проходит часа, когда не приходится пресекать где-то самые замысловатые нападения темных.
      Не думайте, что они нападают только на последователей Наших. Они пытаются всюду разрушить каждое строение доброе. Они отлично по закону вибраций понимают, где есть ненавистное им зарождение добра. Не нужно приписывать им всеведения, но они чуют, где их антиподы. Наша работа бывает отягощена тратою энергии на поползновения темных. Они знают, что, в конце концов, они не могут бороться с Нами, но мечтают поглотить энергию, которая посылается в пространство. Когда Мы указуем единение и доверие, Мы тем самым зовем к скорейшей победе.
      Много знаков летит к Нам. Никто не воображает, сколько в мире смуты! Люди забыли, что каждая страна состоит из многих сердец. Их боль — Наша боль.

Надземное т.I, 27. Урусвати слышала легенду о построении храма джиннами. Каждое сказание содержит долю правды. Также правдивы исторические данные о всяких предательствах, сопровождавших созидание. Сказано, что предательство есть тень строения. Каждая тень определяет высоту постройки. Мы испытаны во всех предательствах. Нас искушали всякими лукавствами. Сказано, чтобы возвысить любовь к человечеству, нужно обойти его пропасти. Но кто же найдет в себе достаточно терпения, чтобы заглянуть во все бездны и не потерять веру в продвижение человечества? Наша Обитель является оплотом такого терпения. И кто был у Нас, кто слышал о Нас, кто нес в сердце Наше касание, тот уже имеет доспех терпения. Мы ценим это качество, как принадлежность Беспредельности.
      Люди должны найти в себе воображение о Беспредельности, иначе и Наши Башни останутся неприступными. Человек должен обратиться к Нам во время страданий и бедствий. Сам не зная, человек получает Нашу заботу, если сердце его не окаменело. Даже очень неопытные будут допущены к построению, если сохранят львиное настроение и признание Иерархии. Пусть будут уверены эти труженики, что от их рабочего стола к Нам протянута невидимая нить. Пусть такие сотрудники черпают свою силу из сознания о существовании Братства. Невидимо поможем им. Найдем нужные им книги. Соединим мысли их с надеждами дальних миров. Упрочим их доверие. Найдем им любящее сердце. Лишь бы только все змеи и скорпионы были изгнаны. Так вы знакомитесь с важной стороной Нашей жизни.
      Вы можете представить, как Мы рады находить каждого труженика, достойного доверия. Такие устремленные духи не боятся оставаться на испытании. Лишь лукавцы страшатся, чтобы луч Света не проник в их извилистые недра. Сердца открытые составят прекрасное ожерелье для Высших Миров.
      Учитель не отрекается от своих обязанностей. Весь день Его наполнен исполнением долга. Кому страшны эти слова, пусть не мыслит о Братстве.

Надземное т.I, 31. Урусвати правильно понимает причину долговременности Наших Обликов. Сношение с Тонким Миром накладывает особое качество, которым обладает Мир Тонкий. Так не изменяется Облик, кроме разве особого желания к тому. Мысль творит образы в Тонком Мире. Можно вызвать из глубин веков любимые образы и закрепить их, если имеется достаточное воображение. Но кроме условия Тонкого Мира в Нашей Обители имеется и явление единения. Такое условие может помочь во всех подробностях бытия. Оно творит целебную атмосферу и кует прочное сознание.
      Вы слышали, что Наши Братья заболевали от соприкасания с земными дисгармониями. Не раз Они страдали от долгого людского разъединения. Потому Мы редко посещаем города. Эти появления связаны с особыми обстоятельствами и не бывают длительными. При этом Мы в самом городе остаемся весьма кратко. Можно находить в природе места, где не слишком сильны токи разложения. И во Франции, и в Англии имеются пригородные леса, довольно содержащие озон, необходимый для Нас. Не нужно удивляться, что даже Наша накопленная энергия нуждается в озоне. Не нужно думать, что Мы недостаточно сильны, чтобы выдержать флюиды толп. Действительно, Мы можем сосредоточить энергию до огромного напряжения, но во всем должна быть соизмеримость и бережность.
      Вы читали, как тяжка была аура некоторых земиндаров Нашему Брату. Конечно, Он мог отбросить их одним разрядом энергии, но такое убийство не входило в задание Нашего Брата. Так и во многих случаях нужно соизмерять и направлять Луч на пользу наивысшую. Такая соизмеримость будет определять назначение Братства. Удержать натиск тьмы, защитить тех, кто использовал свои силы, применить все возможные условия на благо будет исполнением Нашего Устава.

Надземное т.I, 33. Урусвати радуется, когда замечает в ком-либо расширение сознания. Истинно, можно радоваться, когда совершается мировое приношение. Расширение сознания нельзя рассматривать как личное обогащение, в каждом таком очищении будет заключаться и Общее Благо. Мир приветствует каждый проблеск расширения сознания — это настоящий праздник.
      В некоторых мистериях расширение сознания приравнивалось пробуждению весеннему. Никто не может уследить весь процесс роста трав, но каждое сердце радуется весеннему цветку. Также невозможно усмотреть подробности расширения сознания, но преображение человека очевидно. Сам преображенный не знает, когда началось его обновление. Он не может рассказать, каким образом нарастало его новое сознание. Нередко человек назовет самые незначительные случаи и упустит чрезвычайное событие, повлиявшее на него.
      Не случайно названы сроки трехлетия и семилетия, лишь в таких пределах можно заметить изменение сознания. Но Мы и Наши близкие, исполняющие поручения, можем замечать и меньшие сроки роста сознания. Садовник лучше знает цветник свой, так и Мы следим за каждым накоплением сознания в тех, кто Нам близок. Много причин к такому наблюдению.
      Можно утверждать, что каждое доброе приближение к Нам в течение разных веков не остается бесследным. Мы умеем быть признательными, — это качество в Нашей Обители считается необходимым. Каждое утверждение Братства принесет свою добрую жатву. Каждая помощь Нашему труду будет оценена. Каждое упоминание Братства с добрым желанием не будет забыто. В Наших Ашрамах хранятся записи такого добротворчества. Мы любим отмечать каждую улыбку добра. И Наши ученики также умеют порадоваться милому слову о Братстве. Никто не может насильно преподать эту светлую радость. Никто не может приказать признательность. Только расширенное сознание укажет, когда можно сделать еще одно добро.
      Люди вообще не любят говорить о сознании. Ибо каждое улучшение для них тяжко. Многие ли продолжают познавание после школьного возраста? Нужно преобразить всю жизнь, чтобы познавание сделалось неотступною потребностью. Мы рады каждому пробуждению сознания и отмечаем знаком успеха желание подумать о Братстве, хотя бы только подумать, как приложиться, как приобщиться?

Надземное т.I, 40. Урусвати воспринимает к сердцу все происходящее в мире. Можно поделить все действия на сердечные и бессердечные. Такое деление особенно сейчас нужно запомнить человечеству. Сердечные восприятия могут объединяться, несмотря на многие различия. Но бессердечие есть объединение сил тьмы. Среди них не найти сотрудников Братства. Если припомнить все пути Наших Собратьев, то не найдем ни одного бессердечного действия. Явление пламенного сердца вело Их на костер, на крест и на все мучения, придуманные злобными невеждами.
      Мы не уходили от жизни. Когда Мы проявлялись, Мы не отличались от остальных обывателей. Вы сами можете свидетельствовать, что Дж. К., когда появился встретить вас, не отличался от лам. Урусвати немедленно почуяла необычность, но явление могло быть отнесено и к настоятелю монастыря. Так и все Собратья и сотрудники внешне несут обычные земные облики. Но даже и при условности обликов, сердечность будет сквозить в каждом взгляде и улыбке. Можно назвать это качество сердечности и другим именем, более научным, но Мы желаем установить наиболее человечный взгляд на Нашу Обитель.
      В книгах можно найти некоторые Наши наименования, очень торжественные. Можно прочесть о Ману и о Бодхисаттвах, но не забудем, что некоторые народы нуждаются в таких наименованиях. Мы служители Света и почитаем Иерархию. Первый призыв будет о совершенствовании, но не о чинных наименованиях. Слова «чинные наименования» не нужно понимать в земном смысле, где люди так любят всякие ранги и отличия. Мы служим беспредельной Иерархии. Мы принимаем водительство не как отличие, но как непреложную надобность. Такая Ответственность пусть будет заложена во всех человеческих содружествах.
      Мы не придаем значения наименованиям, ибо в смене жизни имели множество наименований на разных наречиях. Многие имена совершенно стерлись из памяти человечества. Кто может назвать великолепных повелителей Атлантиды? Лишь среди болот Цайдама иногда можно видеть сияющий мираж бывших городов. Урусвати помнит эти построения и великого быка.
      Припомним, что в Наших существованиях Мы сохранили память о самых великих событиях и запечатлевали их в хранилищах Братства. Кто хочет составить представление о Нашей внутренней жизни, пусть не поленится приобщиться ко многим подробностям, из которых состоит Устав Нашей Обители.

Надземное т.I, 43. Урусвати во всех жизнях стремилась к высотам, — «горная птица», так говорили врачи, — не от нездоровья, но от внутреннего искания прекрасных Гор. Сказывается среди этих полетов необычайная преданность Братству. Каждая гора напоминала и о высотах Наших. Каждые подвиги говорят уже о путях к Нам.
      Сам воздух гор не только благотворен некоторым сердцам, но он напоминает о высотах после десяти тысяч футов — так сходятся и духовные, и телесные потребности. В вышине, стихии, огненная и воздушная, очищают пространство не только физически, но и внутренне. Познавшие сердца стремятся ввысь, ибо знание говорит им о целительной сфере. К тому же каждый, возлюбивший Братство, отовсюду будет устремляться к Нам.
      Мы также стремимся в сферы, где уже побывали. Мы делим дух Наш на многие части. Мы шлем Наши стрелы через вестников и заместителей. Бывают и заместители, которым вверяем руководство даже в дальних мирах. Такое заместительство трудно пояснить земными словами. Не может человек объять все качества духа. Даже на Земле часто знают одержание и обычно в дурном смысле. Знают и о двойниках, но понимают так же, как и одержание. Но история знает о людях, неразрывно связанных во всем существовании. Продолжим эти свойства в Беспредельность, и тогда многое станет возможным.
      Не забудем, насколько разнообразны условия Тонкого Мира и жизни на дальних мирах. С земной точки зрения жизнь на некоторых планетах с трудом можно назвать жизнью, но мысль уже носится в зачатках, и такое основание Мы называем жизнью. Среди первых насаждений высятся светлые столбы Руководителя. Он может быть Собратом, Нашим Заместителем. Когда же Мы перейдем в следующую сферу, Заместитель может и дальше идти предтечею. Так и в дальних мирах, и на Земле существуют Наши вестники, предтечи и заместители. Можно ощущать целую сеть соотношений, и земные сотрудники могут чуять, что в дальних мирах работают их Собратья!
      Священное слово Братство! Пусть оно живет и при виде, и при мысли о горних Высотах. Мы почитаем Иерархию на пространстве Беспредельности.
      Пусть и все земные путники учатся, что Мы ждем их на всех путях к Нам.

Надземное т.I, 47. Урусвати оберегает соизмеримость. Из этого качества родится и почитание Иерархии, и распознавание людей. Мы ограждаем соизмеримость. Древняя пословица говорит: «Груз слона раздавит осла». Много примеров, когда самость препятствовала познаванию соизмеримости. Но без сопоставления не может быть и справедливости. Мы не однажды печаловались, видя, как начинающие мыслители прерывали нить общения самомнением. Но каждый должен помнить, что и высокие деятели учились распознаванию и соизмеримости.
      Каждый Учитель в своих прошлых жизнях имел необходимость решить — хочет ли Он удалиться на дальние миры или остаться около многострадальной Земли? Не мало соизмеримости требовалось для такого решения, и каждый утверждал свой выбор сострадать с несчастными. Только познавательные полеты разрешаем Мы себе. Только в редких случаях позволяем длительные пребывания на других планетах. Но и такие пребывания не есть отрыв, наоборот, они как пряжа, соединяющая нити. Так нерушимо Братство, основанное на соизмеримости и преданности.
      Люди могут подражать Нам, ибо каждый в жизни может проявить Основы Братства. Только темные отрицатели твердят о полной неприложимости Братства на Земле. В книгах читаете о Строителях планет, о Руководителях народов. Каждый должен порадоваться, что в его время, здесь, на Земле, существуют Учителя, путь к которым не воспрещен. Каждый должен найти источник вдохновения в том, что он может быть в общении с Руководителем.
      Но опять вспомним о соизмеримости. Без нее можно построить самое уродливое представление о Братстве и о соотношении Учителя и ученика. Обычно люди не любят называться учениками, но Мы оставляем за собою это почетное наименование. Каждый Учитель должен оставаться и учеником, — в этом высокая соизмеримость.
      Вы правильно негодуете, когда об Учителе выражаются в недопустимых словах. Значит и мышление далеко от соизмеримости. Не удивляйтесь, что Мы часто повторяем это слово, но такое понятие особенно часто извращается людьми. Утвердим соизмеримость как одно из оснований Нашей внутренней жизни.

Надземное т.I, 53. Урусвати глубоко сознает значение народного творчества. Мы направляем мысль к Нашему любимому кооперативу и народному творчеству. Пора понять, что народное творчество будет вдохновенным утверждением достоинства. Мы, при всех трудах, находим время вдохновлять разнообразное творчество. Не только художники, посвятившие себя искусству, но весь народ должен послать свои думы о творчестве. Пусть обиход творится руками семьи. Пусть досуг наполнится творчеством, и пусть народ поет. В хорах заключается великая сила гармонии.
      Школы должны непременно учить всем искусствам. Не нужно насаждать насильно, но каждый начинающий уже может почуять красоту явления искусства. Было бы ошибкой, если лишь известный класс художников станет творить и плоды их будут механически размножены. Такая механизация не поможет народу. Каждый должен попытаться послужить творчеству. Пусть народ полюбит спорт творчества, ибо марафон творчества будет неизмеримо выше марафона бегунов.
      Спросят — как Мы украшаем Нашу Обитель? Поистине, украшаем. Каждый из Нас когда-то был художником. Можно вызывать в себе из чаши накопления любой запас творчества и выразить его в разных областях искусства. Если бы люди научились разумно познавать свои бывшие жизни, они могли бы извлекать каждую пользу из прежнего опыта. Но люди не умеют разумно пользоваться своими прежними достижениями. Такая простая истина требует мучительного процесса усвоения.
      Так невозможно рассказать, как можно творить мыслью. Люди не думают, что струны могут звучать под токами мысли. Не поверят, что сухие краски могут собираться в гармонические образы под давлением мысли. Между тем, люди знают, какие рисунки создает ритм из песка. Люди любуются морозными узорами. Люди не удивляются, когда струны звучат от дальних ритмов. Но мысль создает сильнейшие ритмы, и в таких вибрациях можно творить.
      Не считайте Нас магами и волшебниками, когда слышите о зеркалах, то же сосредоточие мысли фиксирует образы. Так, прежде всего, нужно изощрять мысль.

Надземное т.I, 59. Урусвати распознает чувствознанием надчеловеческие действия. Рассмотрим виды действий человеческих. Могут быть действия свободной воли, затем действия кармические, затем действия над одержанием. Но, кроме того, может быть особый вид действий, не входящий в указанные виды. Мы называем их надчеловеческими. Избранные люди выполняют Наши поручения. Они прилагают свое лучшее умение, но все-таки такие действия не могут быть от свободной воли и тем более от одержания. Также их нельзя назвать кармическими, ибо в них может исчерпываться карма или закладываться новая. При всех сравнениях можно придти к заключению, что такие действия будут особым выражением, предпосланным Силами свыше. Такие действия в древности назывались священными, ибо чуяли в них нечто не от Земли.
      Распознавание таких действий может заключаться в чувствознании. Трудно распределить их в законах человеческих, но расширенное сознание может почуять их присутствие. Также и враждебные силы, в высших степенях своих, особенно ненавидят носителей таких поручений. Темные не могут распознать их заданий. Не могут определить и размеров и тем более злобствуют.
      Можно привести много примеров из истории о лицах, носивших Наше поручение. Многообразны такие задания. Мы иногда даем к выполнению лишь отдельное действие, но иногда поручение длится в течение всей жизни. У Нас принято поручительство за избранных. Каждый участник Общины предлагает очень наблюденное лицо и так берет его на свое попечение. Мы нуждаемся в долгих испытаниях, длящихся даже в нескольких жизнях. Нужно быть уверенным, что сущность поручения будет исполнена. Мы не считаем подробностей, ибо местные условия могут вносить новые явления. Также Мы не настаиваем на мелких сроках, ибо Нам нужна сущность проявления. Где удача и где неудача, решить можем только Мы. Много осложнений приносят суждения о причинах и следствиях. Мы так часто устремляем внимание в будущее, чтобы предотвратить несвоевременные выводы.
      Могут спросить — почему раньше Мы не выдвигали понятия надчеловеческого действия? Но нельзя широко говорить о таких поручениях, иначе множество людей возомнят и будут прикрывать свои самочинные действия какими-то поручениями. Многие вообще не поймут подразделение на четыре вида действий, но если чувствознание не подсказывает этих границ, то никакой рассудок их не определит.
      Кто-то любил читать «Историю кусочка хлеба», но для других это было весьма скучной повестью. Так и размышление о действиях человеческих будет многим скучным. Но будем помнить о ручательствах, связанных с действиями надчеловеческими. Пусть люди помогут Нам помочь им.

Надземное т.I, 61. Урусвати не уклонится и не убоится быть с Нами во время битвы. Многие устрашатся от одного упоминания о битве. Другие придут в смятение при долгих сроках боя. Наконец, третьи впадут в окончательный ужас, когда узнают, что битва бесконечна. Люди любят при беспредельности иметь конечность.
      Можно улыбаться, видя ужас людей, мнящих себя знатоками оккультизма. Легко писать трактаты, но бледнеть при слове о борьбе. Так далеки от деятельности многие, кто так важно и напыщенно говорит о своем посвящении. Как призвать их, чтобы они полюбили битву за Добро! Нет слов, которые превратили бы труса в храбреца. Только опасность может толкнуть устремиться к действию. Именно трус должен встретиться с опасностью. Люди часто умоляют уберечь их от опасности, но для их роста необходимы опасности.
      Также бесконечность битвы может смущать некоторых невежественных людей. Невозможно говорить о беспредельности битвы неподготовленным. Пусть они лучше остаются при понятии той победы, которую они вмещают. Конечно, при такой победе над ними будет висеть и призрак поражения. При битве в Беспредельности Мы не знаем поражения.
      Не будем умалять темных иерофантов, они не малые противники. Средства их изощрены, и они знают о Беспредельности. Но Мы знаем и нечто поверх их знания. Они понимают, что нечто им недоступно. Сильна злоба их на такую ограниченность, но таков закон. Удивительно следить, какими низменными средствами они привлекают людей! Значит, нужно основываться не на земных эфемеридах, но на ценностях неизменных.
      Могут Нас спросить — изнемогаем ли в битве? Такое выражение неприложимо, вернее спросить о степени напряжения — она велика. Если сестра Урусвати слышала падение капель пота Нашего, то можно представить напряжение всех энергий! Если волосы стоят в вихре электрическом, то можно представить Наше напряжение! Мы не скрываем, что битва дает мгновения величайшего напряжения. Если кто боится, тот может не приближаться к битве за Добро. Если кто боится суда человеческого, тот пусть и не мыслит о нравственности. Если кто трепещет за свою земную жизнь, пусть идет догнивать во тьме. Можно замечать, что трус скорее погибает, нежели храбрец. Можно убеждаться, что боящийся смерти ее призывает. Так во всех проявлениях можно видеть, что полезно развить сознание Добра. Не будем останавливаться на эпидемиях страха, ибо когда говорим о Братстве, не может иметь место страх.

Надземное т.I, 62. Урусвати в тонком теле обычно проявляется в эллинском фиолетовом одеянии. Рассмотрим причину. Цвет одеяния обычно соответствует цвету ауры, но само одеяние заимствуется из эпохи наиболее близкой. Так и во всем Тонком Мире красота склада одеяния несомненно запечатлена ясно. Так в мире мысли обычно надеваем наши прошлые одежды. У людей, не сохранивших памяти о прошлом, часто возникает в Тонком Мире затруднение. Они помнят отдельные части одеяний разных эпох, и потому получается самое разнообразное смешение. Они чувствуют необходимость немедленно создать себе одеяние, но недисциплинированное воображение представляет лишь какие-то обрывки одеяний. Видя на окружающих различные одеяния, вновь пришедшие начинают спешно блуждать мыслями, и каждый удар мысли приносит им неожиданный предмет.
      То же случается и с мысленными постройками, и, в конце концов, приходится уничтожать целые безобразные нагромождения. Недаром советуем в жизни напрягать мысль и понять чувство гармонии. Положительно каждое духовное накопление пригодится в Тонком Мире. Мы любим одеяния простые, не мешающие труду. Лучше, если в жизни каждый будет устанавливать наиболее удобное одеяние, оно пригодится ему и в Тонком Мире. Очень печально, когда и там надевают неудачные земные платья. Конечно, руководитель разъясняет безобразие и неудобство, но некоторые настолько тупы, что даже не понимают смысла советов. К тому же такие жители хотят сообщаться лишь словами и не могут воспринять мысленного сообщения.
      Низшие слои Тонкого Мира являют много безобразия. Необходимо от него очистить Землю. Так, когда говорю о силе Красоты, имею в виду не только Землю, но и Мир Тонкий. Мы живем наполовину в Тонком Мире. Многие Наши близкие носят тонкое тело. Можно представить, какое разнообразие внутренней жизни являет Наша Обитель, где внешность земная соприкасается с Мирами Надземными, — ярки вспышки огня и лучей!

Надземное т.I, 63. Урусвати умеет признать ценность всего сущего. Каждое явление уже будет следствием работы мысли. Если оно даже впадет в инволюцию, то все же в нем где-то затаилась искра высшей энергии. Обычно люди любят отбросить все целиком, если хотя бы одна часть не отвечает их разумению. Так поступает неумный или неопытный хозяин, но познавание научит его ценить каждую творческую силу, будь она даже в самой неладной оболочке. Даже джинны могут строить храмы. Они не понимают сущности строения, но сила, заключенная в них, может быть отличным каменщиком.
      В каждой легенде есть часть истины. Говорят о подземном народе Агарты, — такого народа нет. Но основание сказания зародилось около Нашей Обители. Ходы подземные не существуют в таком размере, как указано в легенде, но все-таки у Нас имеются подземные ходы довольно распространенные. В других сказаниях говорится о Беловодье и Иерусалиме Небесном, — оба сказания имеют отношение к Нашей Обители. Было бы неразумно отринуть все сказания, не вдумываясь в их смысл. Каждое из них хранит самое точное указание, часто намеренно прикрытое. Нередко Мы сами ограждаем смысл легенды, ибо иначе познавание местных жителей может раскрыть многое. Также иногда приходится грозно запрещать переступать определенные границы. Так во всем следует принимать точную оценку положения. Не будем уточнять каждое положение, ибо сотрудники должны понять, насколько все наполнено самыми спешными решениями. Пусть представят себе, какое количество сведений стекается в Нашу Обитель! Каждое требует решения немедленного. При этом Мы должны не испугать земных участников и везде найти приложимую искру энергии. Не забудем, что многие полезные пособники нуждаются в многократном напоминании и не примут наказ по первому совету. Это очень развивает терпение. Ведь раздражительность есть не что иное, как слабоволие. Туман мышления любит повторение, но события не терпят.
      Мы прикладываем высшую меру бережности, чтобы не допустить сотрудников подвергнуться излишней опасности. Но можно представить, насколько иногда трудно оберечь человека. Он сам устремляется под удар и негодует на Руку Водящую. Так насыщена атмосфера Наша. Только сотрудничество Тонкого Мира позволяет Нам расширять возможности.

Надземное т.I, 64. Урусвати чтит сроки. Не удивляйтесь, что возвращаемся к вопросу о сроках. Он слишком важен в Нашей внутренней жизни. Можно бы сообщить людям многие сроки, но большинство не сможет принять их с пользою. Особенно помешает самость, которая заставит человека относить все сообщения лишь к самому себе. Можно указать день великого события, но человек проснется в своей обычной постели и скажет раздражительно — где же оно, особое событие? Обычно люди не допускают, что события совершаются не в их плане. Раздражение и недоумение будут лишь препятствующими началами, и Нам такие осколки не полезны, ибо уборка их поглощает энергию. Если бы люди щадили энергию, которая служит на их же пользу.
      Также вредно завидовать, когда люди слышат о чьем-то продвижении. Можно узнать, что кто-то достиг Нашу Обитель, благодаря лишь одной услуге Нашему Брату. Каждый подумает, что он также готов оказать услугу, но он забыл, что такая услуга была лишь последней жемчужиной в целом ожерелье самоотвержения. Также с трудом люди допускают, что человек, казалось бы, обычной внешности, может носить в сердце многие накопления. Много жизней ярко светят огни Служения, и кто же судить может о сердечном продвижении?
      Люди вообще не любят, чтобы около них оказалось нечто особенное. Так отвергается многое, что могло быть полезным в Нашей работе.
      И Мы должны были выступать под самыми обычными ликами. Даже должны были носить условные титулы, чтобы тем легче проникнуть в среду, наиболее замкнутую и заблудшую.
      У Нас постоянно заботятся, чтобы каждое воздействие производилось в срок. Если Наши противники вовлекают мир в смятение и даже войну, Мы должны предусмотреть, чтобы последствия событий оказались полезными для преуспеяния народов. Потому Нас называют Мировым Правительством. Люди страшатся таких наименований, но сами охотно молятся Высшему Понятию и готовы принять Его Руку. Если представим Высшее Понятие и живую веру в Него, то почему нельзя представить и Правительство Мировое? Так можно явить почитание и высшего понятия Иерархии.
      Сроки обозначены, и пусть люди примут их со всею бережностью.

Надземное т.I, 65. Урусвати не однажды принимала на себя чужую боль. Такое качество делается частью Великого Служения. Первоначально оно весьма тяжко, но затем такое вмещение и самоотвержение становится как бы второй природой. Врачи должны изучать не только перенос чувствительности, но и передачу целых болезней со всеми симптомами. При этом такие симптомы могут быть очень сложными. Ведь явление болезни может усугубляться из разных источников одновременно. Также прием боли может усиливаться и собственным предрасположением. Сперва перенос болезни ограничивается пределами только близких, но затем такое самоотвержение распространяется и на очень дальние расстояния.
      Не будем удивляться, что Наши обширные сношения приносят и разнообразные боли, но человек привыкает к любому состоянию. Так, когда Мы советуем осторожность, Мы предусматриваем и возможность распространения боли. Между тем, в нормальном положении человечество не нуждается в болях. Такое неестественное состояние преломляется в неправильной жизни.
      Можно иногда просить людей — не отягощайте работу Нашу такими посылками. Не утруждайте Наших сотрудников, нагромождая на них боль, не только физическую, но и духовную. Множество людей вопиет о помощи в болезни, между тем, они же накануне устроили сами себе осложнение. Можно просить врачей углубляться в причины заболеваний, чтобы пресечь их в начале. Многие болезни заразительны не только физически, но и духовно. Можно видеть, как последняя зараза бывает чаще первой, и тем самым передача боли усугубляется.
      Можно читать о явлении особых болей у замечательных лиц, это не только священная боль, но и прием на себя чужого страдания. Можно сказать про Нашу Обитель, что болезней там не бывает, но страдания достаточно. Неизбежно это при заботе о человечестве.

Надземное т.I, 66. Урусвати правильно заметила, что большинство стремящихся к Нам охладеет, когда узнает о трудах Наших. Но Мы и не зазываем никого. Может быть верным сотрудником лишь тот, кто кармически приведен к Великому Служению. Нельзя заставить полюбить труд. Каждое насилие в этой области породит лишь отвращение. Стучащийся должен быть выслушан, но собрать базарных гуляк не будет мудрым. Каждый мог наблюдать, что приближаются друзья особыми путями. Ни родовое, ни расовое понятие значения не имеют.
      Особенно нужно понять, что Мы не ждем количества, и Нас самих мало. Но такое тесное сотрудничество особенно и ценно. Ведь поверх земного сотрудничества может быть призвано участие Тонкого Мира. Для некоторых воздействий такие сотрудники очень полезны. Они не имеют ничего общего с шелухой, проявляющейся на спиритических сеансах, которая высасывает силы участников. С такой шелухой нельзя строить что-либо полезное. Конечно, иногда гармоническое созвучие присутствующих дает возможность приходить и развитым духам, но такая гармония очень редка и требует большего сживания. Наше сотрудничество с высшими сферами Тонкого Мира имеет другую задачу. Нам полезен Фламмарион и будет полезен Маркони, ибо они могут разумно использовать силы Тонкого Мира и на Земле они умели трудиться и понимали Служение. Жители высших сфер материализуются легко, также как и земные обитатели, в их лучшем отборе, могут легко посещать Тонкий Мир.
      Урусвати опять слышала горе Сестры О. Истинно нельзя не ужасаться, когда разложение земное достигает небывалых размеров. Такие процессы конца Kали-юги не могут быть отменены приказом. Они должны быть изжиты, и сор, поднятый их вихрями, должен идти в переработку. Нелегко, когда столько сора должно быть обезврежено. Пусть зерна отделятся от мякины! Мы утверждаем, что забота велика о каждом зерне. Появление негодных элементов бывает очень велико во время конца юги. Самый свирепый Армагеддон есть как очищение от сора. Но Хозяин Земли полагает иначе, он дорожит сором и надеется умножить его. Бывают домохозяева, которые не любят чистить дом свой, и такое накопление часто кончается пожаром.
      Итак, кто боится труда, пусть забудет о Нашем существовании.

Надземное т.I, 68. Урусвати ощущает даже дальние землетрясения и атмосферные давления. Невежды скажут — к чему такие болезненные восприятия, если они не могут предотвратить землетрясения? Эти замечания подобны многим восстаниям против знания, когда высказывались сомнения в некоторых научных открытиях. Кто может утверждать, что познающий вибрации планеты неприложим для знания? К сожалению, тонкие организмы не исследуются, и тем утеривается возможность для научных наблюдений. Через столетие люди любят пожалеть об упущенных явлениях, но перед ликом их люди закрываются сомнением. Между тем, тонкие ощущения сопряжены с расширением сознания и с наукою о вибрациях. Оба предмета полны глубокого значения и лежат в основании переустройства жизни.
      Также можно наблюдать многие особенности в сношениях с Нами. Иногда ответ Наш приходит мгновенно, так скоро, что и вопрос не успевает закончиться. Но бывает, что ответ задерживается на долгий срок. Можно пояснить состоянием атмосферы или Нашею занятостью. Может быть множество условий, и нужно их наблюдать. Также не забудем, что нередко опоздание ответа зависит от заботы охранить сведение от лишних подслушивающих. Такое обстоятельство имеет значение, ибо могут перехватить мысленную посылку. Потому Мы советуем быть очень осторожными и на словах, и в мыслях. Можно образовать целую науку, которая займется изучением распространения энергии слова и мысли. В зависимости от таких порождений людских утверждается и влияние на растительность и на прочие планетные условия. У Нас производятся опыты с вибрациями, и Наш Брат В. весьма занят ими. Немало ученых должны поблагодарить его за помощь.
      У Нас радость, когда такие семена дают хорошие всходы.

Надземное т.I, 75. Урусвати понимает вред злопамятства. Такое понятие могло вырастать лишь в земных ограничениях. Представьте себе Нашу жизнь с осознанием прежних существований, и такое понятие, как злопамятство, сделается вообще невозможным. В каждой жизни будет не мало поводов для злопамятства. Но если сложить их за многие жизни, то получится какой-то длинный черный хвост, с таким придатком далеко не уйти.
      Посмотрите, насколько вредят себе люди, ограничивая себя лишь одним земным существованием! В разных областях люди строят себе преграды. Когда же Мы устремляем людей в будущее, они вообще не понимают, как приступить к такому мышлению. Один думает, что он навсегда привязан к одному месту; другой внушил себе, что он должен оставаться на одной работе; третий уверен, что он не выдержит передвижения; четвертый мнит, что должен погибнуть от мнимой болезни, — так каждый выдумывает себе оковы, не зная, что в прежних жизнях он уже испытал все способы существования. Такая условная жизнь на Земле при полном невежестве о прошлом не дает возможности мыслить о будущем.
      Люди уходят от земли, не думая, что им придется вернуться сюда же. Но если бы они, хотя бы отчасти, помнили о прошлом и научились мыслить о будущем, они охранили бы себя от многих заблуждений.
      Не страх перед Адом, но желание совершенствования поведет людей к улучшению жизни.
      Мы живем в будущем, Мы знаем прошлое, Мы не боимся Беспредельности и ожидаем каждого продвижения. Будущее стоит как великая действительность. Лишь тонкая закрытая дверь отделяет от будущего, которое уже оформляется каждым нашим дыханием. Когда сознание перенесено в будущее, можно ли тогда злопамятствовать? Нельзя найти даже времени на такое ныряние. Люди должны знать о законе непреложном, и не человеческому сознанию вмешиваться в закон кармы. Так научимся летать не только в тонком теле, но и в сознании. Поймем, что каждое мгновение уже есть прошлое, но Нам дано будущее. Так Мы советуем каждому, кто любит Нашу Обитель.

Надземное т.I, 80. Урусвати слышала гимны природы, — так называем созвучия, возникающие при одолении тьмы. Они почти то же, что и музыка сфер, но более принадлежат Земле, нежели высшим пространствам. Люди отбрасывают каждый намек на высшую гармонию. Если она, все же, зазвучит, люди скорее признают, что у них звенит в ушах.
      Многие, которые считают себя оккультистами, закрываются наглухо от естественных восприятий. Множество книг вводит их в заблуждение, предписывая какие-то формулы, когда-то составленные для иных целей. Мы часто предпочитаем встречать людей новых, не загроможденных неприложимыми формулами. Так обычно музыку сфер или гимны природы слышат те, кто имеет сердце, напряженное любовью. Кто требует формул о сердце, о любви, о сострадании, тот не откроет ухо для высших гармоний.
      Не считайте, что Мы опрокидываем книги и труды познающих Мироздание — вовсе нет. Мы лишь жалеем, что такие познания неумело прикладываются к жизни. Наши присные не похожи на посвященных на эстраде. Кто желает приобщиться к Нашей Обители, пусть чаще беседует с сердцем и через него посылает Нам хотя бы безмолвные зовы. Иногда такие зовы называются бездумными, ибо они уже без мысли выражаются в чувстве. Граница мысли и чувства очень извилиста, но все же вы понимаете такие границы, которые как грани одного самоцвета. Только свет может отобразить такие грани, но свет сердца и будет таким явлением самоцвета.
      Можно подумать, что это все очень сложно, но на деле оно укладывается в три слова: «Люблю Тебя, Владыка!» — вот и провод к Нам. Такой провод гораздо крепче, нежели прошение — помоги мне, Владыка. Сами знаем, когда можно помочь, но легко летит помощь на крыльях любви. Она минует самые острые препятствия.
      Будем взаимно любить друг друга.

Надземное т.I, 81. Урусвати права, утверждая любовь к движению. Нельзя без любви понять необходимость движения. Можно слушать поучения о законе мирового движения; можно понимать, что малейшая приостановка движения нарушила бы все Мироздание, но невозможно применить к жизни своей начало движения без любви. Не сутолока базара такое движение; не суета на площади, но нерв творческой жизни, который движет сознание к совершенствованию.
      Ленивец не поймет, о каком движении Мы говорим, он прилежит к бездействию и предпочитает, чтобы космическое движение катило его, как мертвенную песчинку. Правда, мы все меньше песчинок в Беспредельности, но каждое движение нашего сознания уже будет великим сотрудничеством. Не легко внушить людям любовь к движению, но пусть помнят, что Мы работаем, проявляя движение Мироздания.
      Урусвати права, настаивая на единении. Мы называем единение целительным настоем, оно является гармонией движения, но нельзя приказать единение. Никаким насилием нельзя создать творческого единения. Люди смотрят на совет о единении как на оковы. Люди предпочитают вызывать разрушительные силы стихий, предпочитают быть раздавленными, лишь бы не сделать усилия к сотрудничеству. Мы не устанем говорить о единении и не устанем сострадать с неразумными, готовящимися к собственному разрушению. Но неужели не ясно сказанное? Неужели только на горьких последствиях учится человечество?
      От нас пусть идет совет о Движении и Единении.
      Наша Обитель держится на этих началах.

Надземное т.I, 86. Урусвати знает значение великого напряжения. Мы говорим — к Нам обратитесь. Но надо подумать, как обратиться. Можно сказать — всем помышлением и всем сердцем. Сказать это легко, но сделать трудно. Обратиться всем сердцем, значит полюбить. Там, где есть истинная любовь, нет места сомнению. Даже если нечто не ясно, любящий не будет осуждать. Там, где могло зародиться осуждение, была неполная любовь.
      В дни великих потрясений не может быть полумер в чувстве. Нужно так сплотиться, чтобы не было и малейшей трещины. Враждебные силы гнездятся в трещинах. Яд поражает растрескавшиеся покровы. Наше оружие в совершенной любви. Пусть все друзья Наши наденут этот верный доспех. Не нужно утешаться, что малая заноза не опасна. И от самого малого бывают губительные нарывы. В Нашей напряженной жизни очень чувствительны трещины недоверия.
      И особенно часто Мы советуем беречь здоровье. Неужели Мы допускаем, что Наши сотрудники будут безрассудны? Вовсе нет, Мы предусматриваем нападения темных. Они особенно стараются сократить жизнь светлых тружеников. Они пользуются каждым ослаблением организма, чтобы поразить слабое место. Не следует допускать мысль, что можно потрясти Нашу помощь. Каждый неверный шаг может подвернуть ступню. Мы можем охранить, когда Нам дана возможность самими людьми. Нередко мысль недостойная пресекает нить. Часто люди посылают очень вредные мысли, даже не замечая того. Но в часы великих потрясений нужно уметь всем сердцем приобщиться к Учителю, именно идти к Учителю, зная, что Он не упустит мгновения для помощи.
      Вера есть непреложное знание. Считайте уявление доверия, как средство преуспеяния. Обычно недоверие происходит от недостаточного представления о Наших трудах. Нужно каждое положение сопоставить с мировыми обстоятельствами. Тоже нужно признать, сколько людских ошибок осложняет помощь. Люди поражают самые лучшие возможности. Мы указываем на необходимость единения, но даже три человека не могут исполнить эту просьбу. Хотя бы перед лицом опасности поспешили с единением, если не сердцем, то хотя бы разумом. Так нужно думать в дни великих потрясений.

Надземное т.I, 97. Урусвати знает равновесие между гармонией и эволюцией. Часто невежество противополагает эти родственные понятия. Действительно, может ли быть эволюция не гармоничной? Может ли быть гармония без эволюции? Но люди хотят видеть гармонию как нечто недвижное и бездеятельное. Люди желают, чтобы гармония прикрывала их безответственность. Когда мир содрогается, люди предпочитают сидеть в сладком забвении и называть такое мертвенное состояние высоким словом «гармония».
      Но сильные аккорды гармонии весьма напряжены и, нарастая, приближаются к эволюции. Также и благо эволюции в ее постоянном нарастании движения. Прекрасно сознание, что Мир непрерывно эволюционирует в движении стремительном. Не может быть эволюции в статике. Но люди не заглядывают в будущее и втайне думают о небывалом недвижном состоянии. Эволюция прекрасна, ибо в своей спирали она проходит в вечном подъеме. Даже судороги хаоса не остановят подъем спирали.
      Не всегда в земном состоянии люди могут усмотреть полезные нарастания. Каждое нарастание приходит в муках, при молнии и в вихре. Только совершенное сознание может понять в буре сверкание Истины. И каждый восходящий мыслитель должен претворить в земном бытии свое понимание Истины. Без своего приложения истины к жизни не может человек называться мыслителем. Мысль есть жизнь, и жизнь движима мыслью. Так вы понимаете две основы Нашего бытия. Мы живем в гармонии для эволюции. Мы должны эволюционировать, ибо иначе превратимся в мумии.
      Нужно уметь полюбить движение эволюции, в ней понимается вечность.

<Оглавление>   <далее>


 
  на главную Agni-Yoga Top Sites Твоя Йога
  Webmaster - Владислав Шпурик