Н.К. Рерих: "Путь"

Агни Йога - подборка по теме: "Любовь" (часть 9)

Аум, 516. Также сказано давно — “Умеющий любить имеет сердце огненное”. Для укрепления энергии нужен огненный порыв. Никакое рассуждение не дает того Огня, который возжигается искрою чувства любви.
      Когда будут строить школы мысли, тогда испытывать будут и значение чувств. Сравнивая чувство злое с чувством добрым, опять познается, насколько добро выносливее зла.

Аум, 517. Никто не должен считать, что развенчание чувств преподается, если они сопоставляются с энергий. Кто-то вообразит, что невместно упоминать Высшее Собеседование наряду с энергией. Кому-то энергия есть нечто заключенное в машине, но ничтожны будут такие земные представления. Нужно тоже полюбить доверенную, явленную энергию. Доверенная энергия есть капля из Высшей Чаши.
      Так без любви нет продвижения.

Аум, 522. Правильно полагать, что от раскрытия одной тайны не умалится следующая. Сказано, что каждое открытие есть лишь врата к ближайшей тайне. Но также сказано, что каждая тайна обнесена тем высшею стеною, подступы к которой все труднее.
      Пусть боящиеся сразу знают предстоящие трудности. Не следует заманивать легким достижением. Пусть отбор совершается, и сильные духом полюбят путь трудный, иначе на чем они испытают себя.
      Заблуждение велико думать, что все изобретения должны лишь услаждать жизнь. Так каждое открытие даст лишь окошко в Беспредельность, и один взор решит природу человека. Не много любителей заглянуть в Беспредельность, большинство ощутит ужас от представления о бесконечном пути. Даже на Земле немного странников, которые поняли такое продвижение.

Аум, 568. Пусть люди полюбят напряжение, ибо расслабление уже есть разложение. Никто не будет познавать предмет в расслаблении. Уже называли крепость духа доспехом, но нужно привыкнуть к каждому доспеху.

Аум, 587. Два вида людей — одни предпочитают пользоваться трудом других, а вторые любят сами достигать. Обращайте внимание на вторых, среди них найдете исследователей и сотрудников. Помогайте им, ибо такие люди особенно сокровенны и впечатлительны.
      Новый метод наблюдения не должен быть порицаем. Много начатых изысканий было зверски нарушено невеждами. Оберегите тонких явленных искателей от пыток палачей. Каждый в своем кругозоре может сделать столько полезного и самоотверженного.
      Будем самоотверженны.

Аум, 590. Будем торжественны. Не приложим смятения к напряжению пространства. Не будем проявлять суетливости, когда можно предчувствовать действия. Не заслонимся облаком пыли, когда нужно иметь чистую даль. Скажем слово любви, как щит крепкий.

Аум, 597. Много говорят об испытаниях. Ужасаются, что даже миры на испытании. Много саможаления о трудных испытаниях. Даже подозревают, справедливо ли само понятие испытания? Можно бы помочь всем недоумевающим поставить вместо слова испытание — проверка. Каждый человек перед мостом непременно удостоверится в прочности его и в других своих действиях. Ради себя человек испытывает все окружающее. Человек не любит понятия испытания, ибо оно послано откуда-то, но проверка ради своего удобства не противна человеку. Пусть он осознает, что все испытания только для его пользы. Нужно затвердить, что понятие сближения миров есть великое испытание.



Братство, 1937
Братство, 17. На Братство нужно смотреть, как на Учреждение, где работают не поденно, но сдельно. Нужно любить труд, чтобы предпочесть сдельную работу. Нужно познать, что задания беспредельны, и качество усовершенствования тоже бесконечно. Кто убоится, тот не может полюбить труд.
      Вы слышали иногда прекрасное пение — поистине, труд может сопровождаться и радостью и мыслью вдохновенною. Но ко всему должно испытывать себя.

Братство, 21. Всякая кровавая пища вредна для развития тонкой энергии. Если бы человечество могло воздержаться от пожирания трупов, то эволюция могла бы ускориться. Любители мяса пробовали удалять кровь, но не могли получить должных следствий. Мясо, даже при удалении крови, не может вполне освободиться от эманации этого мощного вещества. Солнечные лучи, до известной степени, удаляют эти эманации, но распространение их в пространстве тоже несет не малый вред. Попытайтесь произвести опыт над психической энергией около скотобойни и получите признаки острого безумия; не говоря уже о сущностях, присасывающихся к крови открытой. Не без основания кровь называли сокровенной.
      Так можно наблюдать разные виды людей. Особенно можно убеждаться насколько силен атавизм. Стремление к кровавой пище усиливается атавизмом, ибо многие поколения насыщались кровью. К сожалению государства не обращают внимания на оздоровление населения. Государственная медицина и гигиена стоят на низкой ступени. Врачебный надзор не выше полицейского. Никакая новая мысль не проникает в эти ветхие учреждения. Они могут лишь преследовать, но не помогать.
      Между тем, на пути к Братству не должно быть скотобойнь.

Братство, 25. Путь в Братство есть путь горний. Как гора видна издалека, так и Братство. Учитель не может настаивать там, где глаза близоруки. Но среди всхода теряются очертания вершины. Около нее не различить высоту, так и на пути к Братству много оборотов тропы. Нужно привыкнуть к мысли о сложности достижения. Нужно полюбить все препятствия, ибо камни на пути лишь ступени восхождения. Давно сказано, что по гладкому камню не взойти.

Братство, 50. Полюбить труд можно, лишь познав его. Так и ритм может быть осознан, лишь когда он впитался в природу человека. Иначе невежество будет возмущаться против закономерности и постоянной дисциплины. Таким невеждам само понятие Братства представится, как несносная утопия.

Братство, 55. Нельзя сомневаться в начертаниях психической энергии. Она, как всеначальная, познавательная сила не может ошибаться, принимая случайное настроение за сущность. Уявление мысли о значении психической энергии уже будет как бы накачиванием ее из пространства.
      Магнит мысли принесет самые ценные части психической энергии. Нужно полюбить ее. Нужно признать ее постоянное присутствие. Такое мышление вовсе не легко. Нужно найти много терпения, чтобы сохранить его под натиском всех необузданных течений пространственных.


Братство, 78. Разрушительно чувство удовлетворения, оно ведет к пресыщению, к параличу энергии. В Тонком Мире можно наблюдать самую жалкую судьбу таких паралитиков. Даже то малое, что они успели накопить при земной жизни, пресекается параличом энергии. Бродящие тени, они не могут преуспевать, ибо без энергии невозможно продвигаться. Вас могут спросить — чья доля мрачнее, таких паралитиков или злобных ненавистников? Ответ труден. Ненавистники могут страдать и тем очищаться, но паралитики, по бездействию энергии, теряют возможность продвижения. Не лучше ли сильно страдать, но при возможности движения? Мучения, очищающие, лучше, нежели беспросветное разложение. Ненависть может преобразиться в любовь, но паралич есть ужас ночи. Такие беспомощные разрушения не могут вести к Братству. Паралич отдельных членов можно одолеть волею, но если сама основа энергии бездействует, то как проявить приказ? Много ходит таких живых мертвецов!

Братство, 117. Не будем считать служителями действительности скептиков, они проводят жизнь, завернутые в серое покрывало. Они думают, что восстают против иллюзии, но сами непрестанно покрываются паутиною. Нужно отбирать людей, которые от малых лет любят правду.


Братство, 134. Люди, носящие в себе братское сотрудничество, могут быть наблюдаемы от раннего детства. Обычно они резко отличаются от всего окружающего. Наблюдательность их высока и впечатлительность сильна. Они не удовлетворяются посредственностью и являются одинокими среди общепринятых удовольствий. Можно заметить, что они в себе как бы несут какую-то внутреннюю задачу. Они могут многое видеть и замечать в сознании своем. Они обычно милосердны, как бы помня ценность этого качества. Они негодуют при грубости обращения, как бы понимая всю низость такого свойства. Они сосредоточены в любимых предметах, но окружаются завистью и недоброжелательством, как непонятые и чуждые среде люди. Не легко жить при повышенном сознании, но не может оно удовлетвориться среди отрицания всего ведущего к Свету.
      Не всегда встречаются такие избранные. Они не часто узнаются. У них есть издалека принесенная мечта, которая для других людей будет иногда граничить с безумием. Из древности дошло название о священном безумии. Мудрость нередко величалась, как безумие. Так же люди называют и каждое повышенное сознание. Не будем считать эти аксиомы общеизвестными, ибо, именно, они остаются в небрежении целые века.
      Так трудно входит в сознание понятие Братства.

Братство, 136. Умение обращаться с людьми по их сознанию является высоким качеством. Не следует забывать, что большинство бедствий происходит от такого несоответствия. Невозможно предлагать поверх сознания даже очень хорошие вещи. Неподготовленному человеку невозможно говорить о гармонии или вибрационных сочетаниях. Кто может предположить, что такой человек представляет себе под гармонией или вибрационным сочетанием? Но если сказать ему о бережности к окружающим, он может понять. Простейшее понятие о бережности уже будет прочною основою каждого сотрудничества Братства. Можно пожелать, чтобы каждое сотрудничество было рассадником бережности. В этом скажется и внимательность, и заботливость, и милосердие, и сама любовь. Сколько сил будет сохранено от одной бережливости! Сколько космических воздействий духа будет урегулировано от самой простой общей заботливости. Нельзя представить, насколько укрепится аура дома, где соблюдается отлично бережность. У многих совершенно затемнено понимание Иерархии, но бережность и в таком случае поможет выправить положение — только быть бережным друг к другу! Не велика обязанность, но она подобна краеугольному камню.

Братство, 140. Каждое восхождение символизируется действием, но судить не легко, которое действие будет соответствовать мысли. Много побочных обстоятельств будет препятствовать и по своему окрашивать попытки действий. Нужно огромное терпение и наблюдательность, чтобы разобраться в зарослях противоречий хаоса. Нужно любить и свой труд, чтобы найти в нем отдых и оправдание.

Братство, 151. Насилие над мыслью есть тяжкое преступление. Оно не может быть оправдано. Оно послужит лишь новому насилию, и где же будет конец бесчинству? Невозможно предположить, чтобы нечто, созданное во имя ненависти, могло быть прочным. Лишь созидание, но не ниспровержение может почерпать силу для свободной мысли.
      Нужно беречь мысль. Нужно любить самый процесс мышления.

Братство, 155. Самопожертвование есть один из верных путей к Братству. Но почему указывается — беречь силы? Нет противоречия в этом. Путь Золотой, путь совмещения утверждает оба качества — и подвиг, и бережность, иначе все сделались бы самоубийцами. Подвиг творится в полной сознательности и ответственности. Опять кто-то заподозрит противоречие, но преданность высшая, любовь победительница может научить совмещению высших качеств. Безумие не создает подвига. Малодушие не отвечает истинной бережности. Сознание долга подскажет пользование энергией. Пусть подумают о согласованности качеств.
      Безумие и малодушие не пригодны для Пути.

Братство, 160. Не удивляйтесь, что простейшие примеры часто оказываются самыми выразительными. Отправляясь в дальнее путешествие, люди надеются увидеть нечто привлекательное, иначе путешествие покажется им очень отвратительным. Также следует полюбить идею Тонкого Мира и Миров дальних. Можно себя настолько запугать дальними мирами, что само продвижение к ним покажется недопустимым. Люди обычно настроены настолько мрачно ко всему потустороннему, что они уподобляются печальному путнику, растерявшему весь свой груз. Пусть люди озаботятся внушать себе лучшие возможности для успеха дальнего пути. Они вступят в страну мысли. Не может пострадать там прекрасно мыслящий! Он войдет в Отчий Дом, предчувствуя все благословенные сокровища.
      Также должен быть осмыслен и путь к Братству,

Братство, 161. Люди любят доказательства примерами самыми жизненными. Пусть даже внутренний смысл не всегда совпадает, но очевидность всегда ценится. Поток речной мало подобен потоку жизни, но такое сравнение давно применялось. Также стрела не вполне отвечает мысли, но принята в жизни. Не следует слишком отягощать сознание неофитов, пусть груз пути будет удобопереносимым.

Братство, 166. Еще раз утвердим различие между сотрудничеством и Братством. Слышу недоумение — будто оба понятия тождественны. Но ступени их различны. Сотрудничество непременно выражается во внешнем действии, но Братство зарождается в глубине сознания. Сотрудники могут различаться в степени сознания, но братья будут чуять друг друга именно по сознанию. Братья могут не иметь общей внешней работы, но мышление их будет крепко спаяно. Они будут свободно объединены, их единение не будет ярмом или неволею. Но, именно, братья поймут единение, как мощный двигатель во благо Мира. Нельзя ограничить такое единение, ибо в основе его будет любовь. Так сотрудничество будет подготовлением к восприятию Братства.
      Люди часто не могут различить, где границы внешних действий и зарождение незыблемых основ. Не думайте, что излишне утверждать основы Братства. Невозможно представить, какие ложные воображения встают при рассуждениях о Братстве. Неподготовленные люди думают, что Братство — легенда, и всякий может по своему строить призрачные башни. Они считают, что неявные свидетельства о Братстве не могут убедить рассудок, но никто и не собирается убеждать. Также никто не насилует сотрудничества. Люди сами доходят до необходимости кооперации. Также они дойдут и до реальности Братства.

Братство, 205. Одни вестники идут с поручением, уже зная откуда, куда и зачем, и как вернутся они. Другие лишь внутренне знают Указание и совершают земной путь, как обычные жители. Не будем взвешивать, которые совершают подвиг самоотверженнее. Пусть люди признают, что существует множество степеней подвижников. Главное, надлежит понять следствие и побуждение. Не будем судить, которое доброе деяние выше. Каждое деяние окружено многими причинами, которые глаз человеческий не может усмотреть.
      Но будем ценить приносимое добро и сопроводим вестника дружелюбием. Именно в этом дружелюбии находится ключ преуспеяния.

Братство, 211. Переход в Тонкий Мир должен быть по природе своей безболезненным. Люди, совершив земной путь, должны принять следующее прохождение естественно. Но они сами усложняют торжественную смену бытия. Они сами расплодили болезни и насылают их на близких. Они пытаются заразить пространство, но лишь сами могут вступить на путь очищения. Насильственная профилактика не может помочь основательно, необходимо общее сознательное сотрудничество. Принуждение может из сотен тысячей больных спасти лишь малую часть. Оздоровление планеты находится в руках всего человечества. Прежде всего, нужно понять, что человек оздоровляет не только себя, но и всех окружающих. В таком сознании будет заключаться истинное человеколюбие. Такое чувство не может быть приказано. Оно должно прийти из глубины сердца самостоятельно.
      Пусть безумцы не удивляются, что Мы уделяем столько внимания оздоровлению. Нельзя быть эгоистом и думать лишь о себе. Мы должны и в мыслях, и в действиях распространять заботу о лучших земных условиях. Не будем закрываться складками хитона, когда необходимо напрячь всю зоркость и доброжелательность к человечеству.

Братство, 215. Знание бывает обобщающее и расчленяющее. Одни ученые начинают с первых шагов познавания прилежать к первому виду, но другие не могут выйти за пределы расчленения. Рано или поздно и они должны будут обратиться к методу обобщения. Нужно полюбить такой порядок мысли. В нем заключается творчество. Расчленение будет подготовительным путем к тому же завершению. Полезно уметь понять различие этих двух путей. Именно теперь много прилежных ученых, которые довольствуются вторым методом. Но мало поможет он, когда каждое познание является синтезом многих отраслей науки. Требуется большая подвижность ума, чтобы мочь найти сравнение и подтверждение из самой непредвиденной области науки. Умение сочетать необходимые показания уже доказывает высокую степень сознания. Уже много было потеряно из за ненужных подразделений. Даже замечалась какая-то враждебность отдельных областей науки между собою. Но разве гуманитарные и прикладные науки не являются ветвями того же древа Истины.

Братство, 220. Каждая фаза Учения отвечает на особую нужду человечества. Настоящее время отличается потрясением нравственности. Помощь Учения должна быть направлена к утверждению нравственных устоев. Нахождения науки разошлись с бытом, получается особый вид дикарства, овладевшего научными инструментами. Меньшинство высокопросвещенных тружеников высится редкими островами среди океана невежества. Грамотность еще не есть просвещение, потому дается совет укрепить сердце, как средоточие просвещения. Даются научные и врачебные указания, должны они помочь телесному и духовному оздоровлению. Чем непосредственнее принимаются эти советы, тем и действие их сильнее. Зародыш энтузиазма вырастает в прекрасное вдохновение. Капля доброты превращается в действенное благо. Кроха любви процветает чудесным садом. Кто же осудит желание помочь ближнему?

Братство, 240. Можно заметить, что особо большие потрясения иногда гораздо меньше разрушают организм, нежели малые. Причина в том, что при больших потрясениях начинает особенно действовать психическая энергия, являя мощную защиту. При малых потрясениях и защита не будет сильна. Когда говорю — „нагружайте Меня сильней, когда иду в Сад Прекрасный", то это не будет только поэтическим образом, но практическим указанием. Давно сказано, что в больших потрясениях дух крепнет и сознание очищается. Но в таких процессах главным фактором будет всеначальная энергия. Потому не будем огорчаться, если она чем-то приводится в действие. Гораздо хуже, когда нечто маленькое подтачивает организм и спасительная сила бездействует. Такое положение надо осознать, иначе люди начнут стремиться к малому и удовольствуются ничтожным. Запас психической энергии должен быть пополняем. Без нагнетения она не получит Высшую Помощь. Даже такая энигматическая пословица — „чем хуже, тем лучше", имеет некоторое основание.
      Поразительно наблюдать, как утеснения и гонения умножают силы. Можно удивляться, откуда люди черпают силы сносить и противостать поношениям. Та же спасительная энергия, которая очищает сознание, она же создает и оборону. Полюбим же ее и не отгоним легкомысленно. Люди молятся о защите и сами разрушают лучший дар.

Братство, 242. Не следует выводить своевольно заключения о причинах ускорения или замедления событий. Нужно уметь принять во внимание многие условия, из которых самые важные, обычно, остаются в небрежении. Учу напрягать внимание, чтобы не увеличить сложность положения. Вольно или невольно люди не любят осознавать, как часто крупица раздора истребляет лучшие сочетания. Человек подобен магниту, но даже магнит может размагнититься, если он находится в неполезном соседстве. Так нужно приучиться к наблюдению и за малыми крупицами. Не может процветать единение, если в каждом колесе насыпаны скрипящие песчинки.

Братство, 253. Также человек не приучается различать совпадения от законных явлений, не учится проследить процесс мышления со всеми привходящими обстоятельствами. Столько дисциплин доступно человеку в любом состоянии! У Нас ценят такое естественное накопление.

Братство, 300. Если бы планета начала произвольно замедлять или ускорять свои движения, то легко можно представить все губительные последствия. Потому так важно усвоить значение ритма. Говоря о человеческом труде, следует постоянно настаивать на ритме. Труд, постоянный и ритмичный, дает лучшие следствия. Труд Братства тому служит примером. Необходим ритм, ибо он утверждает и качество труда. Любит труд познавший ритм. Но магнит любви не легко напрягается. Без него возникают осуждения и отвращения. Без него происходит утеря качества и трата времени и материалов. Нужно чаще повторять о ритме труда, иначе даже даровитые работники утеряют устремление.
      Производство негодных предметов есть преступление против народа. При устремлении в Беспредельность нужно думать и о качестве всего труда. Каждое Учение, прежде всего, заботится о качестве, тем самым каждый труд должен стать высоким.

Братство, 315. Нелегко собрать братство в полном созвучии. Пусть будет малочисленная группа, но без противоречий; и сойтись, и разойтись легче малому сборищу. Всякая насильственная связь противна понятию Братства. Даже пусть будут лишь трое, но их согласие будет сильнее колебания сотни. Колебание и смущение будут вредны не только людям, но и космически.
      В давние времена назначались длительные испытания, чтобы собрать ядро духовно-согласное. Но одна длительность не решает задачу подбора. Годы и годы может таиться семя злое. Чувство сердца может лучше подсказать. Слишком легко люди употребляют понятие высшее, но лишь немногие умеют хранить с полною любовью. Такое хранение не в жестах и поклонах, но в сердечной неразрывной привязанности. Для одних, связь будет оковами и узами, но для других, она есть лестница восхождения.
      Невежды, с омраченными сердцами, скажут — туманна такая лестница, ибо им по ней не взойти. О Братстве тем более нужно уяснить, что уже скоро люди будут искать сотрудничества. Всякое ободрение такому сотрудничеству будет нужным. Так во всем мире будет проявляться уважение к труду. Труд будет противоядием против золота. Но много раз придется говорить о красоте труда.

Братство, 321. Устрашающиеся путники для пути вообще не пригодны. Можно ли представить себе пловца, боящегося воды? Также вреден страх перед продвижением в Тонкий Мир. Лишь твердость и стремление к Высшему могут способствовать восхождению. Устремленный к любимому не считает ступеней лестницы. Так нужно полюбить, чтобы достигать.
      Братство учит такому способу восхождения.

Братство, 329. Вот мы говорили о работоспособности как в земном, так и в Тонком Мире. Но одна работоспособность есть лишь возможность к преуспеянию. Требуется и полюбить всем сердцем стремление к тонкой работе. Она может проявиться каждое мгновение, и для нее должно отставить все другие помыслы.

Братство, 376. Наверное будут спрашивать, как далеко может воздействовать мысль? Мгновенно, но она должна быть воспринята, как жданная. Нужно уметь сохранить эту жданность, даже среди усиленного труда. Невозможно забыть такую возможность, даже когда существо устремляется в любимую область. Готовность есть истинное мужество.

Братство, 392. Человек, чувствующий себя несчастным, назывался омрачителем неба. Он собирал вокруг себя мрак и заражал дальнее пространство. Он вредил себе, но еще больше всему сущему. Он оказывался себялюбцем, забывшем об окружающем. Лишив себя счастья, он становился рассадником бедствий. Как самодовольный теряет нить преуспеяния, так и саможалеющий отсекает свою удачу. Не пристойно человеку обрекать себя на бедствия. Давно посеянные стоны и вопли обращаются в губительный вихрь. Чесотка зависти превращается в проказу. От злобы немеет язык. Целый рассадник бедствий строит человек, предавшийся иллюзии несчастья. Такие отравители несносны в Братстве. Между тем, многие мечтают о Братстве, не думая, какой груз они несут! Но как силен человек, познавший счастье человечности!

Братство, 398. Мудрые после разлуки любят посидеть в молчании. В таком предисловии сказывается большая опытность. Пусть излучения установятся, и мыслительная энергия уравновесится. Каждое употребление энергии должно быть разумно.

Братство, 407. Однако, как же поступать с неверами, которые пытаются всюду нанести трещины. Их очень много, по невежеству они очень шумны и назойливы. Следует иметь против них несколько научных доводов. Они не терпят, когда будет указана чрезвычайная относительность их суждений. По счастью наука в разных областях помогает осветить пути эволюции. Конечно, невежды будут настаивать на давно изжитых понятиях. Они не любят, когда у них спросят доказательства. Старания их прикрыться научными терминами лишь доказывают узость представления. Иногда полезно прикоснуться к косности, чтобы почувствовать всю глубину препятствия к свободе эволюции. Не нужно огорчаться существованием таких заклейменных сознаний. Каждое слово, служащее вызовом им, будет полезным посевом. Пусть даже надругаются, но, все-таки, произойдет возмущение вещества.

Братство, 425. Когда сопоставляем фазы нарастания сознания с научными методами, мы вовсе не желаем иссушить прекрасные источники, наоборот, мы хотим создать прочные истоки энергии. Наука должна укрепить пути к высшему познаванию. Наступило время, когда древние символы знания должны претвориться в научные формулы. Не будем унижать такой процесс очищения мышления. Научимся находить союзников в самых неожиданных областях. Не враги, но сотрудники будут познаватели всех сил Природы.
      Очевидность напомнит о глубинах действительности. Так вместо рассечения живого организма будем слагать объединение сознания. Пусть не называют Нас мечтателями, ибо любим точное знание, поскольку оно может быть точным.

Братство, 442. Без всяких поучений люди умеют оберегать предмет ими любимый. Они найдут находчиво как спрятать его. Они приложат старания не разбить и не искалечить любимую вещь. Кто-то сказал — люди лучше всего умеют хранить камни и металлы, менее растения, еще менее животных и всего меньше человека. Судите сами насколько справедливы такие понимания. Человек будет самым тонким организмом, и самое жестокое обращение выпадает на его долю. Не закроем глаза, что так называемая отмена телесного наказания есть лишь прикрытие жестокости еще большей. Когда же наступит отмена духовных преследований! Когда же люди признают, что высшая степень мучительства есть терзания духа! Пока не осознают Мира Тонкого, не будет понято человеколюбие. Не будем удивляться, что некоторые требуют разделения высших Миров на многие степени. Раньше пусть люди и сами требующие поймут хотя бы один Мир Тонкий, чтобы уметь вступить в него достойно. Разделение поймется после, когда хотя бы первая степень Беспредельности будет понята.

Братство, 464. Чаша, как и сердце, особенно близка понятию Братства. Чаша бывает хранилищем всего любимого и драгоценного. Иногда многое, собранное в чаше, на целые жизни остается закрытым, но если в чаше запечатлелось понятие о Братстве, то оно будет звучать и радостью и тоскою во всех жизнях. У людей, познавших даже в час трудностей и столкновений, понятие о Братстве будет спасительным.

Братство, 465. Преднамеренные наблюдатели из действия и из реакции усмотрят лишь свое предвзятое намерение. Если припомнить все извращенные факты, то можно ужаснуться, сколько уже найденных достижений было разрушено. Невозможно представить продвижения, если бы не было оно запятнано преднамеренными уловками! Много причин к преднамеренности — первая будет невежество, затем будет злоба, зависть, нежелание удачи, нелюбовь к новому, так многие позорные свойства искривят факты. При таком положении легко ли приступить к познанию великой энергии?
      На каждом шагу встречаются непонимания и зложелания. Нужно иметь особое воспитание воли, чтобы принять такие препоны, как нечто неизбежное. Но если человек найдет в себе достаточно твердости превозмочь такие трудности, то, все же, сколько удачнейших стечений энергий будет упущено.

Братство, 468. Всегда помните о молодых сотрудниках. Помните, что всегда можно найти их. Помните, что они ждут вас даже под разными одеждами. Под устремлением не ясным, они, все-таки, готовы принять слово о новом достижении. Пусть через все области науки прозвучит призыв к правде просторной. Пусть каждый, хотя бы через физическую культуру, начнет мыслить о культуре духа. Пусть биология напомнит о нескончаемой жизни. Если кто любит иноземные слова, не препятствуйте, ибо пути беспредельны. Когда кто-то смущается, ободрите, ибо смущение, нередко, есть знак мысли затаенной. Когда кто-то смотрит мрачно, не есть ли это признак обманутой надежды? Одно слово о Беспредельности может дать крылья. Когда кто-то молчит, может быть он ищет наиболее выразительное слово, ободрите взглядом. Можно перечислить много мостов, по которым перейдут поток молодые друзья. Но главное остается, что велика наличность молодых сил. Нужно запомнить это всем, кто качает головой в неверии.

Братство, 470. Сознание взрослых иногда отмирает на некоторое время, когда дети остро воспринимают ценные качества. Взрослые нередко не звучат на понятие героизма, но дети любят народных героев. Они восхищаются подвигами и мечтают видеть самих себя на месте борцов за правду. Невозможно лишать детей этого живого источника вдохновения, на всю жизнь останется такое светлое горение. Не чувственность это устремление, но рост сознания, соприкоснувшегося с образом прекрасным. Нужно всеми мерами охранить такие соприкасания, из них зарождается и понятие Братства.
      Не следует думать, что признание Братства появляется от каких-то догматических нравоучений. Прекрасный подвиг может озарить молодое сердце навсегда.

Братство, 478. Пространственные зовы долетают до Земли в самых неожиданных получениях. Повелительный зов о дружелюбии и взаимопонимании достигает некоторых людей. Но обратите внимание на неожиданность таких достижений. Если на карту Мира нанести места, где понят Наш зов, то получится весьма неожиданный узор. Кроме того, найдутся люди, твердящие о том же без всякого понимания. Иногда сеятели раздора не прочь поговорить о дружелюбии. Самый смысл слова бывает упразднен, вместо взаимопонимания вырастает лютая ненависть. Но поверх всех преград зов остается о дружелюбии и взаимопонимании. Не понятое сегодня, дойдет завтра.

Братство, 479. Невозможно людям понять, по каким признакам оценивать действия. Вот мнение, блестяще выраженное, но в Высшей оценке оно не признано превосходным. С другой стороны, мнение, сказанное с запинками, полное застенчивости, заслужит радостную похвалу. Поверхностному наблюдателю не понятна такая оценка. Блеск бывает на поддельных камнях. Вдумчивость может выражаться и в очень своеобразных словах. Где больше внутреннего горения, там должно быть и ободрение. Когда говорю о простоте, имею в виду непосредственную убедительность. Когда идет речь о поднятии народного уровня, именно требуется простота во всей убедительности. Такое качество нужно не только принять умом, но и полюбить сердцем, из него произойдут и сотрудничество, и братство.

Братство, 504. Где же в земном бытии искать проблесков Братства? Можно найти признаки его среди очень простых тружеников, которые полюбили свои работы.
      Труд, любовь и братство живут вместе.

Братство, 511. Знает ли человек о размерах своей деятельности? Может ли человек определить рождение добра или зла от своих поступков, пока человеческое мышление пребывает в оковах земных? Поистине, человек не знает размеров им творимого.
     
      Только мысль о надземном беспредельном Бытии уведет сознание из темницы, но трудно сочетать надземное с земным в человеческом представлении.
      Кто умеет не опечалиться призрачными противоречиями? Кто усвоит, что “чем выше, тем труднее"? Кто не вздохнет, что приближение к Прекрасному не легко? Правда, озарение может быть мгновенно, но это не значит, что дальнейший путь будет легок. В обычном земном понимании человек, приближением к познанию, облегчает уже свой путь, об этом нужно весьма договориться. Познание открывает пути, но было бы малодушием предполагать облегчение пути. Каждая радость создает новую заботу, возрастает сложность восприятий.
      Говоря о Тонком Мире, люди радуются, что там мысль будет единственным двигателем. Правильно, и сказать это вовсе не трудно, но легко ли действовать мыслью? Для таких действий нужно уметь мыслить. Нужно любить процесс мышления. Среди каждой деятельности нужно найти час для нарастания мысли. К тому же нужно различать мысль, порожденную самостью, от мысли Общего Блага.

Братство, 531. Если Миры на испытании, то и каждая частица их испытывается. Можно предвидеть, что кто-то ужаснется от такого положения. Но лишь недомыслие может препятствовать приветствовать закон эволюции. При расширении сознания можно полюбить такое непрестанное движение. Неужели лучше пребывать в несменной темнице ошибок и заблуждений. Напротив, много радостнее чуять постоянное испытание, которое порождает чувство ответственности.
      При каждом сотрудничестве на пути к Братству ответственность будет основою продвижения.

Братство, 540. Может ли вера и доверие заменить силу мускулов и нервов? Конечно, сама жизнь подтверждает эту истину, но какая вера и какое доверие! Не может человек утверждать, что его вера предельна. Любовь не имеет границ, также и вера. Никто не дерзнет сказать, что больше она не может проявиться. Многие будут негодовать, что их вера недостаточна. Но когда-нибудь они поймут насколько они могли усилить свою энергию.
      Школа доверия есть Братство.

Братство, 555. Не будем сомневаться, что делать нам в мгновения между трудами. Не забудем, что каждая частица времени может быть использована для Высшего Собеседования. Радость в том, что постоянно нить сердца может быть в общении с самым Любимым. Утверждаю, что голос любви не требует долгого времени. Как поле трав наполнено разными цветами, так и среди трудов сияют зовы сердца; приближение к Братству означают они.

Братство, 567. Люди знают монастыри, существующие целые тысячелетия. Люди знают торговые дома, веками существующие. Так люди согласны признать нахождения самых различных учреждений, но единственно о Братстве они высказывают различные сомнения. У людей особенно отрицается всякая возможность Братства. Много причин, почему люди настолько опасаются понятия самого Прекрасного. Не боится ли кто-то, что явление Братства раскроет его замыслы? Или, что он будет принужден подумать о благе ближнего? Целый арсенал орудий самости выдвинут против миролюбивого Братства. Проще всего отрицать самую возможность существования Братства. Примеры исторические, данные жизнеописаниями, казалось бы, указывают на существование Братства в разных веках.
      Но особенно глухи, кто не желают слышать.

Братство, 581. В обширной горной стране нелегко отыскать Обитель Братства. Нельзя представить себе всю сложность горных нагромождений. Вы уже знаете и об особых мерах предохранения. Если и существуют знаки, обозначающие границы, то кто же поймет эти приметы? Если и существует описание пути, то в сложных символах кто найдет указания? Но даже неразумный поймет причины такой бережности. В жизни люди умеют охранять любимого человека. Где сердце и чувство, там найдутся и средства.
      Обережем Братство!

Братство, 588. Будем светло смотреть в будущее; привлечем любовью — таков Завет Братства.



Надземное т.I, 1938
Надземное т.I, (Предисловие)
      Друг, можно ли беседовать о Надземном, если не осознана энергетическая основа Сущего? Многие вообще не понимают сказанного этими словами; другие полагают, что они знают о значении основной энергии, но не умеют реально мыслить о ней. Но вы знаете, что нужно упражнять мысль на идее энергии, пока чувство о ней не станет столь же реальным, как и чувство о любом земном предмете. Мы говорим о чувстве, ибо знание одно не может приблизиться к пониманию энергии.
      Если человек допустит, что в основе находится единая энергия, то это еще не будет достаточно для продвижения. Нужно научиться представлять себе все неисчислимые качества такой энергии.
      Привычная ограниченность мышления пытается ограничить свойства энергии и тем препятствует широте понимания. Возвышенное мышление позволяет избежать вредного ограничения. Но нелегко человеку установить прекрасный уровень высокого мышления среди житейских невзгод. Мало кто подготовлен понять, что сами трудности должны помочь возвышенному мышлению.
      Только целесообразность поможет мышлению о качествах основной энергии, качества эти могут показаться противоречивыми. Так слепой не может охватить явление ему незнакомое, но каждый желающий мыслить о Надземном должен уметь вмещать многие свойства основной энергии.
      Правы будут и те, которые представляют себе Надземное, как нечто несравнимо Высшее. «Как внизу, так и наверху», — это древнее речение пусть будет путеводным к познанию Сил Надземных.

Надземное т.I, 3. Урусвати видела часть Наших Хранилищ. По эпохам собраны памятники искусства. Но эти собрания не есть музей в обычном понимании. Эти предметы служат как резервуар накопления ауры. Излучения творческие прежнего владельца остаются гораздо дольше на предметах, нежели полагают. Если удастся собрать ряд предметов, собранных в одно время и в одном устремлении, то, действительно, можно получить излучения эпохи. Таким образом, можно изучать подлинный смысл определенных времен. Для психической науки такая возможность чрезвычайно важна. Кроме того, среди Братьев находятся и бывшие владельцы некоторых предметов. Иногда предмет посылался в мир для исполнения определенного поручения. Кроме того, предмет, в качестве магнита, зарывается в определенном месте.
      Пусть не глумятся невежды над Хранилищами Братства. Пусть эгоизм невежества Наши Хранилища представляет себе сокровищами скупцов. На самом деле, каждая вещь является нужным аппаратом. Вещи могут служить для важных наблюдений. Ценно наблюдать отношение древней ауры к современным излучениям. Получается иногда целая война вещей или взаимное дружелюбие.
      Мы не только наблюдаем явленным духовным зрением, но и проверяем Нашими аппаратами. Много опытов Нами производится над древними вещами. Это не есть так называемая психометрия, но наука излучений. Так же точно, как вы можете наблюдать полезность плодов и растений, так Мы сопоставляем язык вещей по их излучениям. Так можно наблюдать, что лишь малая часть священных предметов имеет прекрасные излучения. Слишком часто они изготовляются своекорыстно и попадают в руки еще более корыстные.
      Так же показательно собрание изобретений. Психическая энергия, утверждавшая изобретение, накладывает свою печать. Такие внутренние свойства тяжко или благотворно сопровождают открытия. Пусть будут чисты руки изобретателей.
      Следим пристально за изобретателями. Радуемся, но чаще печалуемся. Так Наша Башня открыта для всего нового. Особенно радостно, когда посланная мысль воспринимается достойным тружеником.

Надземное т.I, 6. Урусвати может свидетельствовать о целебных вибрациях, посылаемых Нами. Разнообразны эти ритмы. Не все могут распознать их. Кто предположит землетрясение, кто заподозрит дрожание лихорадки, кто припишет своему волнению, и больше всего подумают, что нечто просто почудилось. Тем не менее, на разных материках нередко ощущаются Наши целебные попечения. Люди получают помощь, ощущают неожиданное выздоровление, но не понимают, откуда пришла помощь. Не о благодарности говорим, Нам она не нужна. Но сознательное принятие помощи усиливает полезное следствие. Каждое отрицание и насмешка парализует даже сильные вибрации. Мы спешим на помощь. Мы поспешаем принести добро, но часто ли Нас принимают?
      Невежды утверждают, что Мы начинаем революции и смуты. Но мы много раз пытались предупредить и предотвратить убийства и разрушения. Сам Брат Раккоци исполнил высшую меру человеколюбия и был отвергнут теми, о ком Он заботился. Остались записи, уже общеизвестные, но некоторые лжецы называют Его отцом французской революции.
      Также люди не понимают Наше обращение к королеве Виктории, но сама история показала, насколько Мы были правы. Наше предупреждение было отвергнуто. Но Наш долг предупредить народы. Также не понято Наше предупреждение Москве. Люди не скоро вспомнят и сопоставят действительность. Можно назвать много исторических фактов из жизни разных стран. Можно напомнить и Наполеона, и появление Советника Американской Конституции, и явление Швеции, и указание об Испании.
      Пусть люди помнят, что уже десять лет, как показано разрушение Испании. Дан знак спасения, но, по обычаю, он не был принят. Мы спешим всюду на помощь. Мы радуемся, когда она принята. Мы печалуемся видеть, какую судьбу предпочитают народы.

Надземное т.I, 8. Урусвати видела капли пота Нашего. Урусвати знает, какое болезненное состояние возникает от пространственного напряжения. Но иначе невозможна работа на дальние расстояния. Каждое сотрудничество помогает. Не без причины говорим о сотрудничестве. Это наставление не только нравственное, такой совет будет новым условием к успеху труда.
      Если бы только люди осознали, в каком видимом и невидимом сотрудничестве они могут участвовать! Если бы люди осознали, насколько они могут преумножать силы свои в сотрудничестве с Братством. Если бы они хотя бы помыслили о сотрудничестве, которое может быть явлено в каждое мгновение. Но люди не только не приближаются мыслями к Братству, но и считают думы о Братстве смешными. Каждый может приложить свою силу в каждое мгновение, стоит только представить себе, что на высотах постоянно трудятся в помощь человечеству. Одна такая мысль уже создаст прилив энергии. Она продвинет сознание к служению человечеству. Она подскажет, что возможна любовь к человечеству. По земным условиям часто трудно представить себе возможность такой любви. Но пусть мысль о существовании Братства поможет раскрыть сердце. Тогда сотрудничество явится не как обязанность, но как радость. И капли пота, и священные боли будут венцом познавания. Не будем принимать слова эти как отвлеченность, ибо такое отрицание закроет лучшее вместилище — сердце. Каждая капля пота труда, каждая боль о человечестве живет в сердце.
      Пусть будет слава сердцу вместившему!

<Оглавление>   <далее>


 
  на главную Agni-Yoga Top Sites Твоя Йога
  Webmaster - Владислав Шпурик