Н.К. Рерих: "Путь"

Агни Йога - подборка по теме: "Радость" (часть 7)

Сердце, 178. Умение дать уважение даже малому поможет приобрести и терпение. Какое терпение нужно перед Беспредельностью, особенно когда знаем её неизбежность! И знаем, насколько каждый ропот затрудняет путь. Ту тягость неуважения к малым нужно заменить радостью наблюдения над разнообразием творений. Так в самых простых словах можем помочь друг другу.

Сердце, 242. Говоря о качествах любви, отметим любовь задерживающую и любовь устремляющую. По существу, первая любовь — земная, и вторая — небесная. Но какое множество созиданий разрушено первой, и такое же множество окрылено второй. Первая знает все ограничения пространства и сознания, но вторая не нуждается в мерах земных. Она не затруднена расстояниями и суждениями смерти. Первая знает мир как планету, вторая же даже не затруднится перед уничтожением планеты, ибо перед нею все миры. Истинно, вторая любовь идёт как по физическому миру, так и по Тонкому и по Огненному. Она зажигает сердца для радости высшей и тем нерушима. Так расширим сердце не для Земли, но для Беспредельности.

Сердце, 368. Единение есть первый признак, что Учение не просто пустой звук. Учение есть свет на пути тёмном. Нужно понять, насколько часто нужно быть осторожным, ибо мегафон пространства увеличивает каждый звук. Малое раздражение превращается в вихрь — на радость врагам. У врага новая радость записать — несмотря на Учение, они поступают как обычные люди.

Сердце, 542. Много сведений дано, но нужно применить их. Не в унынии, не в сомнении, не в подозрении, но в радости о будущем прилагаются эти сведения. Так, прежде всего, нужно озаботиться, чтобы не отбросить малейшую былинку полезную. Если даже малые из Тонкого Мира придут с сотрудничеством, не отгоняйте их, они могут удержать стрелу зла. Так обычно люди ждут великих знаков, но малые помощники не усмотрены.

Сердце, 549. Семья во всех Учениях указана как устой всего будущего. Истинно, кроме всех прочих значений семья есть рассадник кармических уз. Тем самым Учение будет неполным, не утвердив значение семьи. Нужно увидеть семью как очаг сознательности и сотрудничества. Человечество может встречаться на сотрудничестве, и это качество приведёт к осознанию Иерархии. Не следует пренебрегать кармическими законами. Пусть они для кривых глаз часто незримы, но честный наблюдатель убеждается каждый день, как действуют узы кармы. Но, в сущности, эти узы должны быть крыльями. Закон предвидел радость и преуспеяние, но не цепи. Так нужно понять закон основания жизни. Но кто же, как не сердце, напомнит нам о сроках кармы? Именно сердце и сожмётся, и затрепещет, и раскроется, когда оно чует крыло закона. Потому ещё раз почтим сердце.

Сердце, 551. Человек не может скрывать свои внутренние намерения. Пусть они отражаются даже не земными словами, но в тонких чувствах нет тайны. Обычно люди не знают, как воспринять чувства Тонкого Мира. Но тогда они чувствуют как бы волнение, смущение или радость; как бы перед ними тайная грамота, но ещё не распечатав её, они уже ощущают её значение. Но при воспитании сердца можно не случайно понимать намерения людские. Притом можно судить не только о смысле мыслей, но также и о их содержательности. Не правда ли, что очень часто сердце не отражает намерения людей, потому что их вообще нет или они походят на пух, несомый ветром? Спросите собеседника, что он хочет? И явление смущения будет обычным ответом. Он вообще не кристаллизовал своих устремлений, и такое сердце смутится в Тонком Мире. Не роскошь Учение; оно преподаёт самое меньшее, что можно ожидать от воплощённых после миллионов лет. Не будем ничем затруднять ветреное мышление, но необходимо приказать опознание сердца.

Сердце, 579. Усвойте навсегда — так называемый дар распознания не есть дар, но следствие трудов и опыта. Нелепое слово интуиция не выражает ничего, кроме ограниченности. Не интуицией, но накоплениями многими можно приобрести распознание. Утверждать, что распознание не имеет причины, равняется утверждению, что воображение не будет отражением прежних опытов. Пришло время, когда самое, казалось бы, отвлечённое становится в цепь событий. Человек познал многие положения и тем утончил суждение своё. Будьте уверены, что нераспознающий имел грубое существование и не пытался выйти из него; так он сам лишил себя ценности узнавать сердцем. Не молодо сердце человека, ибо сущность его бессменна. Кто-то обрадуется этой бессменности; в этом понимании вечная жизнь. Кто-то обрадуется, что и сознание находится на его ответственности. Так Истины скрижали входят в жизнь. Не уставайте прочитывать Учение Жизни во всех веках его. Раскрытое сердце порадуется чередованию ритма. Также на этих устоях поймём, что движение, ведущее человечество, не может быть зримо в каждодневности; потому и в этом объёме тоже найдём путь радости.

Сердце, 581. Можно достичь состояния высшего сознания мгновенно, если к тому достаточно накоплений. Но не будем среди работы искать меры высшие. Дух человеческий развивается медленно, так будем помнить. Потому не только терпение, но применим радость терпения. Будем думать, что каждое мгновенное озарение даже неприменимо, так убедимся для неутомимого труда над воспитанием сердца.

Сердце, 598. Поручаю пройти с Нами через радость и горе; только в этом двуродном пламени творится сознание. Упражнение сознания есть Йога Сердца. Без жизни невозможно это упражнение, но, как знаете, его можно продолжить и в Тонком Мире — так будем приближаться к огненному познанию.



Мир Огненный, ч.I, 1933
Мир Огненный, ч.I, 600. И вторую запись о Сердце можно дать, но раньше пусть и друзья и враги утвердятся на законченной записи. Каждый по-своему и дружественно, и вражески почерпнёт от советов о сердце. Но если он даже лишь вспомнит о ценности Бытия, он уже поможет себе.
      Пока обратимся к основанию Огненного Мира; постепенно научимся приближаться в торжественности и радости.

Мир Огненный, ч.I, 10. Тесные времена пусть будут тоже благословенны. Именно в такие времена приучаемся отличать важное от ничтожного. В дни благополучия темнеет зоркость, но это качество особенно нужно при приближении к огненным сферам. Потому так драгоценны угнетение и нагнетение; они не только умножают зоркость и стремительность, но и выдавливают из недр наших огни новые. Пусть огонь Тары будет особенно близок. Так полюбим неожиданность, как источник новой радости. Поистине, лучший огонь вспыхивает от радости. Итак, для невежд тесные времена лишь ужас, но для знающих они лишь источник событий. Огни делают даже дальние действия близкими. Кому-то сказанное покажется холодной отвлечённостью, но это будет значить, что его сердце холодно и потух огонь его. Вы уже знаете жар сердца и понимаете Вестника неожиданного. Потому так важно идти за Владыками, что надо опередить тёмные решения. Лишь Огонь Владык зажжёт дерзание. Так нужно ценить каждое слово о Владыках. Если оно произнесено при неведении, то всё же в нём прана смелости. Пусть по всем углам мира звучат слова о Владыках. Ведь это свечи, зажжённые перед святынями. Ведь это лампады Живого Огня, защита против болезней. Торжественность — как ключ от затвора.

Мир Огненный, ч.I, 20. Каждый кормчий скажет вам не поворачивать руль слишком круто. Но ещё больше нужно сказать о человеческом сознании; этот кристалл образуется медленно, но каждый миг наслоения есть пространственная радость. Сердцебиение у каждого, но огненную сущность замечают редко. Потому говорим об Огне не всегда, но лишь там, где уже был Огонь наслоён.

Мир Огненный, ч.I, 47. Приближение Тонкого Мира к земному есть одна из великих огненных задач. Незаметно многое делается для этого. Но кроме этого необходимо ещё укрепить сознание в умах народа. Нужно утвердить действительность этого и вывести её из состояния сказки. Мало того, что где-то уже достигнуты результаты. Но самое малое усовершенствование нуждается в сознательном принятии его. Если это замечено даже около обиходных открытий, то насколько же оно почувствуется, когда коснётся самого человека! Трудно человеку поступиться даже малым! Герои, отдающие кровь во благо ближнего, редки, но этот внутренний импульс наполняет организм новыми силами. Уметь нужно понять трансмутацию физического тела тоже как геройство. Должно служить ободрением сознание, что опыт такого приближения уже дал прекрасные и осязательные следствия. Люди должны привыкать, что усовершенствование условий бытия должно ускоряться, но это не должно походить на судороги, наоборот! Люди не должны удовольствоваться ветхими обычаями; они должны научиться радоваться новому. Радость о новом уже есть крылья к будущему.

Мир Огненный, ч.I, 56. Радость и мужество необходимы, но без Огня эти качества не создаются. Рассудок может лишить всякой радости и тем закрыть врата будущего. Но огненное миросозерцание не свалится с неба, его нужно открыть. Этот метод открывания нужно начать с детства. Видим, как дети уже внутренно принимают труднейшие задачи духа. Даже все препятствия старших лишь кристаллизуют их чувствознание. Но кристаллизация есть огненное действие. Лучшие породы кристаллов сложены огнём. Так и несломимое сердце образуется от огненного воздействия. Это вовсе не символ, но чисто лабораторное заключение. Но как далеки бывают люди от огненных соображений!

Мир Огненный, ч.I, 69. Наблюдательность есть одно из главных огненных качеств, но она вовсе не легка и накопляется так же медленно, как и сознание. Правильно заметили, что сознание укрепляется на жизни; так же укрепляется и наблюдательность. Не может быть отвлечённого сознания, не может быть теоретической наблюдательности. Но чудовищна людская рассеянность, она слагает какой-то недействительный мир. В самости люди видят лишь собственные призраки. В этих блужданиях не может быть и речи о Новом Мире. Потому всеми силами вводите наблюдательность уже в школах для малолетних. Час, посвящённый наблюдательности, будет истинным уроком жизни; и для учителя этот час будет уроком находчивости. Начинайте утончение наблюдательности на самых обиходных предметах. Было бы ошибкой скоро направить учеников в высшие представления. Если для начала ученик сумеет наблюсти обиход комнаты, это уже будет достижением. Это не так легко, как кажется ненаблюдательному глазу. Затем будем ускорять впечатления наслоением опытов. Предложим ученику пробежать через незнакомое помещение и всё же сосредоточить наблюдательность. Так можно открыть слепоту и утвердить истинное зрение. Для всех чувств нужно составить программу упражнений. Так выразится огненное действие в простом упражнении. Дети очень любят такие задания. Уносят эти упражнения сознание в высшие сферы. Самый обычный обиход будет преддверием к самому сложному. Представьте себе восторг малыша, когда он воскликнет: «Я ещё увидел!» В этом «ещё» может заключаться целая ступень. То же радостное восклицание будет приветствовать впервые замеченную огненную звёздочку. Так начнётся истинная наблюдательность.

Мир Огненный, ч.I, 146. Также нужно научиться, чтобы не тратить труд непроизводительно. Смущение умов заставляет пренебрегать главным. Усмотрите, насколько лишены главного содержания два письма, полученных вами. Не столько виню писателей, сколько вызвавших смущение. Подобное отвлечение от главного есть уже непоправимый вред. Лицо, смущающее сознание близких, есть развратитель. И себе он не принесёт радости, наоборот, будет темнеть его жизнь, ибо сознание отклонилось от главного. Распознать главное и держаться по пути к нему — значит идти к победе. Но начать погружаться в бездну шатания не значит ли быть камнем на шее близкого?

Мир Огненный, ч.I, 288. Учитель рад, когда коллективный труд возможен. Отрицание коллективного труда есть невежество. Лишь высокая индивидуальность найдёт в себе меру собирательных понятий. Пока личность страшится собирательного труда, она ещё не индивидуальна, она ещё пребывает в удушении самости. Лишь истинное распознавание нерушимости свободы может дать приобщение к коллективу. Только таким истинным путём взаимоуважения придём к согласному труду, иначе говоря, придём к действенному добру. В этом добре зажигается огонь сердца; потому так радостно каждое проявление труда согласного. Такой труд уже необычайно усиливает психическую энергию. Пусть он заключается лишь в краткой совместной работе; хотя бы кратко вначале, только бы в полном согласии и в желании преуспеяния. Сначала от несогласованности явление утомления неизбежно, но затем комплекс силы коллективной удесятерит энергию. Так в малых ячейках можно протолкнуть прототип мирового преуспеяния.

Мир Огненный, ч.I, 298. Агни вечен: нетленна огненная энергия! Народные сказания часто упоминают о вечных радостях и горестях. Очень научно замечено о неистребимости радости и горя, посланных в пространство. Многие несут чужое горе, и многие улавливают радость непринадлежащую. Так нужно постоянно помнить о вечных посевах. Мысль, если не сильна, может поглотиться токами пространственными; но субстанция горя или радости нерушима почти как огненное зерно. Полезно насыщать пространство радостью, и очень опасно устилать небеса горем. Но где же взять запас радости? Конечно, не на базаре, но около луча Света, около радости об Иерархии. Умножение горя есть одна из причин огненных эпидемий, но когда физиология научит людей значению ослаблений горестных, тогда начнутся поиски радостей. Постепенно утвердится скала радости и начнётся торжество возвышенное, как самое здоровое. Недаром Мы уже указывали на полезность присутствия здоровых людей. Радость есть здоровье духа.

Мир Огненный, ч.I, 356. Сомнение — это парадный подъезд тёмным. Когда сомнение начинает шевелиться, Огонь поникает, и парадный вход открывается для чёрного шептуна. Нужно увеличить согласие и находить радость хотя бы о курочке, принёсшей яичко. Так и малым и великим закидаем врага.

Мир Огненный, ч.I, 357. Многие хотели бы задать некоторые вопросы, но стесняются. Например, они очень бы желали узнать, не пострадает ли их здоровье от приближения к Огненному Миру? Можно ответить, как один благотворитель прекратил милостыню, ибо боялся, что знакомство с бедными может заразить его. Конечно, он не был истинным благотворителем. Так же и тот, кто опасается Огненного Мира, не есть огненосец. Так будем рассматривать Мир Огненный как нечто исконное, неотъемлемое, явленное в мужестве и радости сердца.

Мир Огненный, ч.I, 373. Урумия называется огненное понимание одержания. Не только люди могут обладать этим чувствознанием, но и некоторые животные, близкие людям, чуют это ужасное состояние. Лошади и собаки особенно понимают и негодуют на приближение одержимых. В древнем Китае была особая порода собак, высоко ценимая, которая особенно чутко узнавала так называемых одержимых. Также в древности было принято показывать гостям коней и собак. При этом замечали отношение животных. Многие послы прошли через такое испытание. Нужно заметить, что кошки тоже чуют одержимого, но обычно совершенно обратно. Одержимость приводит их в радость. Так, например, когда кошка чует одержимого или сильное явление его, она не прячется, но ходит вокруг, радуясь и мяукая. Тогда как собака ощетинится и пытается или прятаться, или броситься на такого человека. Нужно развивать в себе урумию не только для охраны, но и на предмет изгнания одержателя. Часто одна беседа о значении Агни уже действует на одержателя. Он страшится Огня, и потому упоминание об огненной энергии уже заставляет его злобствовать и затем отступать.

Мир Огненный, ч.I, 385. Лётчик, когда достигает предельной высоты полёта, всё же переполнен неудовлетворением; он тогда решает испытать задачу высшую. Неудовлетворённость — врата Беспредельности. Нужно ценить всеми мерами неудовлетворённость. Удовольствие есть уже сосед довольства, тогда как радость есть крылья Беспредельности. Учение Огненное должно охранять все возжигания огней и уберегаться от всяких тушителей. Удовлетворённость есть признак ничтожества и невежества. Не удовольствоваться, но радоваться о вечном труде есть удел великого и восходящего. Теперь глупцы могут хохотать, Мы скажем о вечном восхождении. Даже могила не спасёт глупца от Вечности. Нужны ребяческие мозги, чтобы не понять, что одежда земная не есть завершение. Огни призывают к непостигнутому, и даже слепые видят эти светочи. Не забывайте спросить слепых об огнях. Некоторые из них видят огненные знаки и понимают связь их с сердцем. Так зовы неудовлетворённости ведут к Миру Огненному.

Мир Огненный, ч.I, 411. Язык духа является насущным для Тонкого Мира. Сущность его будет лежать в тонкой природе, но всё-таки можно приучать к нему и в земном состоянии. Такое приучение будет полезным огненным испытанием. Школа должна узнавать находчивость учеников по заданию одного слова и затем по одному взгляду. Последний опыт будет ближе всего к Миру Тонкому. Кроме того, можно также развивать относительность обращений по качеству собеседника, и так каждый в земной беседе употребляет лучший язык для собеседника, считаясь с его сознанием. Каждый школьный учитель знает, как многообразен должен быть его язык, чтобы сделать друзей из школьников. Но кроме школы в каждом доме умеют различать взгляды хозяйки. Так среди обыденной жизни проявляются особенности тонкого порядка. Стоит лишь их отмечать, углублять и распространять. Но для этого следует проникнуться уважением к будущему и полюбить главный фактор Тонкого Мира — Агни. Настаиваю на выражении «полюбить огненно», тем только можно усвоить эту трудную для земли стихию.
      Явление наших бесед, прежде всего, должно ввести в понимание Мира Тонкого и, как апофеоз его, приблизить безбоязненно к сиянию Мира Огненного. У Нас радость, когда среди земного пребывания устанавливаются меры Тонкого Мира. Тем мы от земли приближаем сотрудничество с дальними мирами, иначе говоря, участвуем в явлении эволюции.

Мир Огненный, ч.I, 436. Откуда приходят приступы неожиданной радости или тоски? Называют их беспричинными, тогда как везде заложены причины. Советую вам записывать такие волны, которые иначе забываются. Каждый человек каждым движением своим производит значительный опыт, но небрежно отвергает эти искры познавания. Не беспричинны радость и тоска, но записи могут напомнить, когда земные сообщения принесут подтверждение этим настроениям. Огненная почта подтвердится вестями земными. Конечно, много причин не только земных, но и Тонкого Мира не дойдут, но всё-таки можно усмотреть значительные соответствия событий и чувств. Так наслаиваются опыты, которые составят убедительное целое. Поистине, самые великие опыты творились в лабораториях жизни!

Мир Огненный, ч.I, 471. Когда после блестящих эпох люди впадали в ужас плоти, лучшие имена забывались или переносились на иные понятия. Нужно не забыть о земных превратностях и обогащаться этими примерами. Механические понятия настолько бессильны в основе своей, что необходимо молитвенно обращаться к зерну духа, которое сияет ярче всех электрических ламп. Не нужно считать напоминание об Огне лишь сказкою. Много вас, которые лишь поймут Огонь в мучениях совести. Но среди радости познаваем Мир Огненный!

Мир Огненный, ч.I, 522. Прилична ли людям беззаботность? Некоторые смешивают беззаботность с возложением на Иерархию; они полагают, что если они воплотились здесь, значит, что-то несёт за них ответственность. Но великое Служение есть великая забота. Нельзя представить себе ни дня, ни часа, чтобы человек оказался вне заботы, иначе говоря, вне мышления. Так забота не может быть понимаема как иссушающий гнёт, но наоборот, как отличие человека. Среди преимуществ Бодхисаттв забота обо всём сущем будет сокровищем их венца. Также нужно приветствовать заботу и как зажжение Огня. Не малое мышление, но самая озабоченная мысль высекает светлые искры из сердца. Немудро избегать заботы, ибо нужно спешить с огнями духа. Устрашение заботою лишь показывает малые накопления. Опытный путник скажет: «Нагружайте меня заботою, когда иду в Сад Прекрасный». Не последнюю заботу принял на себя человек, получивший мышление. Сказано: малого стоит улыбка богача, но бедняк, сохранивший улыбку, будет спутником Бога. Так народ понимает ценность улыбки среди забот. Советую понять, что число забот не может уменьшиться. Только так признаем, что радость есть особая мудрость.

Мир Огненный, ч.I, 561. Лучше идти ко сну с молитвою, нежели с проклятием. Лучше начинать день с благословения, нежели в ожесточении. Лучше принимать пищу с улыбкою, нежели с ужасом. Лучше приступать к труду с радостью, нежели с унынием. Так говорили все матери мира; так слышали все дети мира. Вне Йоги простое сердце знает, что нужно для преуспеяния. Можно подставить все определения, но смысл основы радостной и торжественной сохранится во всех веках. Но Йога Огня должна усилить основу восхождения. Агни-йог прежде всего не ипохондрик; он зовёт с собою всех сильных духом и радостных. Когда же радость теплится даже в самых трудных условиях, Агни-йог преисполняется несломимой мощью. Там, за самым трудным восходом, начнётся Мир Огненный. Явление Мира Огненного непреложно; йог знает, что ничто не удержит его в достижении Огненного Мира. Так первая молитва матери и само великолепие огненных миров на той же нити сердца.

Мир Огненный, ч.I, 582. Срам стране, где учителя пребывают в бедности и нищете. Стыд тем, кто знает, что детей их учит бедствующий человек. Не только срам народу, который не заботится об учителях будущего поколения, но знак невежества. Можно ли поручать детей человеку удручённому? Можно ли забыть, какое излучение даёт горе? Можно ли не знать, что дух подавленный не вызовет восторг? Можно ли считать учительство ничтожным занятием? Можно ли ждать от детей просветления духа, если школа будет местом принижения и обиды? Можно ли ощущать построение при скрежете зубовном? Можно ли ждать огней сердца, когда молчит дух? Так говорю, так повторяю, что народ, забыв учителя, забыл своё будущее. Не упустим часа, чтобы устремить мысль к радости будущего. Но позаботимся, чтобы учитель был самым ценным лицом среди установлений страны. Приходит время, когда дух должен быть образован и обрадован истинным познанием. Огонь у порога!

Мир Огненный, ч.I, 586. Плыть в Лотосе против течения издревле считалось знаком Великого Служения. Восторг достижения позволяет не думать, глубока ли бездна и как доплыть. Радость духа освобождает от земных боязней. Только плывший в Лотосе знает эту бодрость и радость. Так можно не мыслить о камнях подводных, когда дух чует достижение.

Мир Огненный, ч.I, 607. Также будем радоваться такому пути. Мысль о преображении сердца пусть будет источником радости. Многие печали и воздыхания от самости. Много ужасов от самости. Много преткновений от самости. Необходимо перестать думать об ограничениях. Когда дано зерно огненное, нужно радоваться, что такая жемчужина носима нами по доверию самой Иерархии.

Мир Огненный, ч.I, 621. Справедливо можно желать знать, как совершаются переходы из разных сфер. Не трудно понять, что очищенный Агни является решающим условием. Если будем постепенно наполнять шар огненосным газом, он начнёт соответственно подыматься. Если шар не удержит газ, он опустится. Вот грубый пример перехода в различные сферы Тонкого Мира. Сущность тонкая может самосильно подняться, если её огненное зерно будет наполнено соответственно. Огонь-трансмутатор помогает усваивать новые высшие условия. Агни способствует пониманию языков каждой сферы, ибо взаимоотношение существ утончается при восхождении. Конечно, высокое Руководительство не покидает стремящихся, но для усвоения Руководительства нужна преданность. Так существо может подвигаться по лестнице, — никакой иной символ не может определить ближе восхождение духа. Если существо задерживается на ступени, можно видеть причину на ауре. Сколько путников неожиданно для себя оказываются на несколько ступеней ниже! Обычно причиной сползания будет какое-то земное воспоминание, породившее явление вожделения. Но Руководитель считает запас терпения необходимым для защиты пошатнувшихся. Только не следует слишком часто черпать эту ценную энергию. Существо, само находящее причину, тем скорее поднимется. Действительно, подъём сопровождается радостью новых сожителей; наконец земная ехидна зависти отпадает и мыслетворчество не затрудняется токами злобы. Но к подвижности сознания нужно теперь же готовиться. Мертвенное сознание препятствует устремлению Агни. Так представим себе совершенно ясно лестницу восхождения.

Мир Огненный, ч.I, 626. Отдавание есть основной принцип огненной божественности духа. Сходство с огнём поразительно во всех стадиях развития. От самых грубых форм жизни до высших проходит отдавание. Нельзя противиться, если дикарь, не зная ценности духовного отдавания, будет отдавать Божеству свои обиходные ценности. Такими окольными путями человечество постигает высшее отдавание. Уже на высоких степенях существа принимают отдавание как радостную обязанность. Нужно стремиться к этой степени огненности, тогда мы вступаем в равновесие с Огненным принципом, и отдавание становится получением. Уже без всякой самости существо принимает высшие дары. В таком ускоряемом обмене совершается приток энергии. Такое постоянное возрождение обновляет сознание и спасёт от перерывов сознания при переходе в Тонкий Мир. Так можно помнить об обмене веществ, как низших, так и высших. Непрерывный обмен стирает границы низшего с высшим, иначе говоря, повышает общий уровень. Такая работа будет на пользу ближних, ибо будет вовлекать их в орбиту устремления сознания. Явите понимание обмена веществ.

Мир Огненный, ч.I, 638. Сказано: «Не войдите в Огонь в сгораемых одеждах, но вознесите радость огненную». В этом указании все условия для приобщения к Миру Огненному. Действительно, даже одежды Тонкого Мира не всегда пригодны для Мира Огненного. Также и радость восхождения должна быть превыше земной. Она должна сиять и светом своим путеводить многим. Кто же может насмехаться над радостью и над светом? Крот не знает привлекательности света, и только злой дух не понимает, что есть радость! Когда вы радуетесь цветам, когда углубляетесь мыслью в их чудесное строение, создание малого зерна, когда цените свежий аромат, тогда уже прикасаетесь к Тонкому Миру. Можно и в цветах земных, и в оперении птиц, и в чудесах неба найти радость ту самую, которая готовит к вратам Огненного Мира. Главное, не будьте умершими для красоты. Кто может найти лучшую оправу для преданности, для устремлённости, для неутомимости, нежели красота? Нужно среди земных условий уметь находить уже части, пригодные для всех миров. Не будет времени предаваться рассуждениям в миг перехода в Мир Тонкий, но озарение радостью может и должно быть мгновенно. Так сознание охранится, именно, радостью. Только нужно не терять часа здесь, чтобы научиться радости каждому цветку.

Мир Огненный, ч.I, 659. Самадхи является лишь частичным огненным состоянием. От земли трудно понять возможность огненного существования, если даже Самадхи отвечает ему не полно. Если Самадхи так опасно для жизни, то какое же напряжение энергии требуется для ассимиляции Огня! Но трансмутация сознания создаёт столь напряжённое восторженное состояние, что проявление огненного напряжения лишь соответствует мощи нового существа. Даже на земле сомнамбулизм создаёт сопротивление огню. Известное состояние сомнамбул даёт им свечение и совершенно препятствует сгоранию даже на сильном огне; такие случаи известны как на Востоке, так и на Западе. Но ведь сомнамбулизм есть преображение сознания, которое как бы зажигает всё нервное вещество, и таким образом огонь ассимилируется с огнём ауры. Значит, это может подать некоторое представление о преображении огненного тела. Среди самой обычной жизни можно припомнить, как иногда матери спасали детей и при этом противостояли самому яростному натиску стихий. Некоторое вещество преображало их силы. Недаром сказано, что метафизики не существует, есть именно физика. Также физика научает, что в радости создаётся удача. Но что же может утвердить несломимую радость духа, как не сознание об Огненном Мире? Нужно воспитывать это сознание, как драгоценный цветок. Серебряный Лотос сияет, как сигнал об открытии будущих Врат.

Мир Огненный, ч.I, 663. Чем же достичь удачи? Запомните — радостью. Не унынием, но радостью. Не допускайте мысли, что Мы раздумываем о возможности или невозможности удачи. Мышление может думать — хватит ли вашей радости, которая облегчает всходы? Мы всегда советуем радость. Нужно признать и вспомнить, что вы бывали удачны, когда радовались. Конечно, это не веселье телёнка на лугу, но творящая радость, которая преображает трудности. Игра Матери Мира в радости; Она покрывает просвещённых радостью. Радуйтесь и среди цветов, и среди снега, тоже полного благоухания, — радуйтесь!

Мир Огненный, ч.I, 665. Огненная Стена, Огненный Туман, Огненное Крещение утверждают огненную реальность. Например, люди не желают понять, что качество носимого ими огня зависит от них самих. Они не представляют себе, что сами зажигают и спасительные и погубительные огни. Неизбежно усердие, в разных направлениях, даёт явление силы и окраску огню; оттого так трудно потушить огонь опаляющий, зажжённый сущностью привычек. Но йог понимает, насколько необходимо каждое зажжение огня, связанного с добром. Мысль добра есть мерило сознания. Когда познающий приступает к самоотверженному всходу, он полагает меру добра как ступени. Он знает, что не может обманывать личиною добра, ибо обман лишь иллюзия мгновения. Потому не забудьте, как почитаемый вами святой послал поклон своему другу на дальнее расстояние. Он знал, что его друг проезжал на подвиг, и сердца их объединились в откровении. Ничем нельзя препятствовать откровению сердца. Так взаимная исповедь есть уже предвкушение языка Мира Огненного, где тайное становится явным. Не следует удивляться, если в веках повторяется слово Правды. Как можно позабыть Истину в разных временах?! Можно найти радость каждому о ней упоминанию — что любим, о том и говорим и словами, и сердцем.

Мир Огненный, ч.I, Когда спросят о второй части Мира Огненного, скажите: «Немедленно будет дана, как только запомните утверждённое напутствие в путь долгий, когда сохраните радость и решение поспешить духом. Пока собирайте уложения новые, которые наука даёт, и наблюдайте, как располагаются эти нахождения. Не забудьте, что Агни питается радостью и мужеством и терпением».
      Так последуем путём огненного сознания.



Мир Огненный, ч.II, 1934
Мир Огненный, ч.II, 2. Придти к сознанию, чтобы не умалять достижение признания закона, уже будет радостью духа. Понимать, как великие Планетарные Духи почитают дисциплину, уже будет радостью духа. Признать огненное существо в себе уже будет радостью духа, но понять это существо, как очень великую ответственность, уже будет мужеством духа.
      Утверждаю, что у Нас не бывает большей радости, нежели видеть, как вы принимаете эти качества духа. Огненное сознание уже есть тончайший химизм; он больше всего выражается в междупланетных пространствах. Там, где физическое тело уже изнемогает, там начинается дыхание огненное. По сему разделяются два типа существ — один благоденствует в глубине низших слоев, другой стремится к вершинам.

Мир Огненный, ч.II, 20. Много причин отчего люди боятся Тонкого Мира и световых излучений. Они в сущности своей чуют, что в Тонком Мире каждое побуждение сопровождается явным излучением, но сам человек не видит своего излучения. Если он вполне уверен в добром качестве своих мыслей, то ему и нечего опасаться. Но в большинстве мысли бывают очень извилисты, и человек, по привычке земной к сомнению, очень заблуждается в истинных основаниях мышления. Потому так твержу о необходимости ясности мышления. Нужно быть так уверенным в качестве мышления, чтобы ни на миг не смущаться светом своим. Твердое стремление к добру, подтвержденное сердцем, лишь умножит прекрасные света; кроме сущности своей, света эти, как очищения пространства. В Тонком Мире такие благие излучения создают окружающую улыбку и содействуют общей радости. Потому утверждайтесь в добре и мыслите так, чтобы ни перед кем не устыдиться. Не считайте эти слова отвлеченностью. Тонкий Мир подтверждает их. Много жителей Тонкого Мира сожалеют, что на Земле им никто не сказал о явном излучении, которое должно быть прекрасным.

Мир Огненный, ч.II, 36. После новых потрясений человечество вступит на путь сотрудничества. Но можно себе представить, что должны пережить два враждебных соседа, чтобы подумать о взаимной пользе. Утеснение одних явится лишь радостью других — значит они оба должны пострадать. Уловки темных помогут защититься особенно лукавым. Явление справедливости очень трудно, если не учтены побуждения.

Мир Огненный, ч.II, 49. Чтение полезное должно сопровождаться сиянием. Не может сердце не отвечать на радость духа. Чем нужнее, тем могут быть разнообразнее знаки.

Мир Огненный, ч.II, 54. Фламмарион напрягает мысль к созиданию тонкого тела планеты. И, конечно, тело планеты создается мыслью, но зарождение планеты идет не из Тонкого Мира, но из Огненного. Когда Огненное Зерно уже сложено, тогда и мысль Тонкого Мира может быть полезна. Множество огненных зерен вращаются в пространстве. Множество небесных тел уже находятся в тонком виде. Действительно, пространство не только наполнено, но и переполнено. Так разрушение миров, которое происходит ежесекундно, есть лишь фактическое зарождение и оформление новых тел. Но правильно понять, что зарождение требует огненную мысль. Стремитесь к Миру Огненному, чтобы принять участие в высшем творчестве. Ошибочно думать, что оно не доступно. Именно, каждое развитое сознание должно стремиться к радости творчества. Уже это одно стремление есть начало сотрудничества. Пусть мысль Фламмариона не может дать полноту следствия, но мысль обширна, благородна и заслуживает радости о ней. Он постоянно стремился к расширению понимания, и так даже его ошибки получили значение полезности, к тому же он не иссушил рассудка и мог уйти от Земли молодым. Когда в Тонком Мире некоторые невежды пытаются мыслить об убийствах, ученый мечтает о прекрасном творении.

Мир Огненный, ч.II, 57. Найдете людей, которые скажут — долой Вождей, долой Учителей, долой Руководителей! Знайте, что они паразиты, которые питаются смутою и разложением. Ложь и ущемление лежит в природе паразитов. Они тайно собирают богатства и не прочь пожинать роскошь, так нужно отличать всех, кто строители в природе своей и кто разрушители. Так справедливо побыть с теми, кто знают радость труда. Они знают и Руководителей, и почитают Учителя, ибо природа их устремлена к кооперации.

Мир Огненный, ч.II, 60. Направить сознание в будущее есть задача истинной школы. Никто не хочет понять, что перенесение сознания в будущее есть образование ведущего магнита. Но дело в том, что сознание должно быть в полноте устремлено в будущее. Многие полагают, что можно иногда подумать о будущем и затем снова купаться в прошлом. Нужно не отдельные мысли уделять будущему, но существо сознания настроить в ключе будущего. Нельзя принуждать себя к такой трансформации. Можно достичь, лишь полюбив будущее. Не многие любят будущее. Страна трудовой радости, совершенствуя качество труда, может быть естественно увлечена в будущее. Обязанность Вождя устремлять народ в будущее.

Мир Огненный, ч.II, 63. Каждое объединение может состояться лишь на кооперативных началах. Стоит только допустить элемент завоевания, подавления и унижения, чтобы рано или поздно эти отвратительные тени превратились в разрушительных чудовищ. Потому каждое насилие не может входить в построение Твердыни. Можно найти мощь радости в сотрудничестве, но такое сотрудничество требует искусства мышления. Кто распределит силы для производительного труда? Лишь тот, кто умеет представить полезное сотрудничество. Он должен уметь вообразить такую общую работу, но, как знаете, воображение нужно образовать. Задача каждой школы есть открытие обоснованного воображения.

Мир Огненный, ч.II, 110. Радость подвигу есть щит прекрасный. Вы уже знаете, как радостью и доверием переходили пропасти. Тоже нужно радоваться и второму приближающемуся подвигу. Не только мужество, но именно радость сделает вас неуязвимыми. Даже великие подвиги упрощались радостью и доверием.

Мир Огненный, ч.II, 115. Если бы люди отдавали себе отчет в качестве дня, они избегли бы многих затруднений. Конечно, Астрология очень точная наука, но она требует к себе крайне точного отношения. Можно видеть, что данные Астрологии ограничиваются местом и временем. Это вполне понятно, когда представим себе чертеж пересекающихся токов. Так поверх могущих оказываться неточностей нашего астрологического толкования, находится великий указатель — наше сердце. Два источника должны быть объединены. Пусть самые четкие вычисления Астрологии будут соединены с сердцем. Оно скажет своим безмолвным языком, где тягость, которую нужно переждать, или радость, которую нужно использовать. Но пусть мудрость сердца не превратится в суеверие и пусть таблица астролога не станет сухим скелетом. Множество малых обстоятельств вибрируют в пространстве, и только огненное сердце может понимать незримую сеть причин. Лучи Светил пересекают нации, роды, личности. Можно узнавать непреложность химизма Светил, но расчленение такого разнообразного стечения нужно толковать очень осторожно. Сердце помогает, но и оно в чувствознании руководится Иерархией. Справедливо люди возвращаются к знанию Астрологии, но без огненного сердца они могут оказаться в непроходимой чаще. Так вспомним о сердце, иначе говоря, об Иерархии.

Мир Огненный, ч.II, 136. Благо тем, кто хотя бы один раз подумали о том, что возможности даны им для Служения. Одна такая мысль уже открывает начальные Врата к Огненному Миру. Кто же думает в гордости — «только сам я достигну», тот употребляет возможности на служение самости. Какое обособление звучит в похвальбе самому себе! Какое одиночество — темница самости! Но радостно мыслить — «еще смогу принести Тебе, Владыка». Нет границ таким сердечным приношениям! Разве не возвышается сердце, изыскивая сокровище приношений? Самые тонкие мысли окружают такое моление. Ведь сердечное приношение и есть молитва. Она открывает много врат. Не сознание заслуг своих, но приношение всего себя помогает перейти пороги. Когда приношение полно, оно ведет мимо всех ужасных явлений. Можно сказать жителям порогов — некогда смотреть на вас! Так приношение есть облегчение.

Мир Огненный, ч.II, 141. Можно наблюдать, как яростно возражают люди теперь против понятия Вождя и, вместе с тем, пламенно ждут его. Поучительно усмотреть разъединение процессов мозгового и сердечного. Мозг следует условному мышлению и повторяет напетые формулы. Но сердце, даже слабое и неуравновешенное, хранит крупицы Истины. Там, где мозг находит подкрепление в отрицании, там сердце, хотя робко, но все же трепещет радостью при близости явления решения. Люди, возражающие против созидания, обычно не имеют ничего предложить взамен. Именно, такие возражатели одни из первых пойдут за Вождем. Будут шептать о несогласии, но довольно точно исполнят Указ. Не только по рабской природе они примут Иерархию, но по работе сердца своего. Оно указывает, что в минуту опасности нужно соблюсти равновесие около сильной власти. Потому пусть Вождь не смущается этими голосами призраков.

Мир Огненный, ч.II, 143. Что есть добролюбие? Нужно понять, что оно не только заключает в себе совершение добрых дел, но также и умение восхищаться добром. Последнее условие обычно не принимается и остается непонятым, его нужно прививать и воспитывать в людях. Только восхищение добром приносит тепло сердца. Явление добролюбия открывает множество подробностей добра, и трогательных в существе своем. Можно миновать много полезных сопоставлений, которые могут утончить сердце. Такое утончение упасет от нанесения обид. Каждый обидчик уже притворил Врата Огненные, он покусился на достоинство человеческое и тем, прежде всего, умалил самого себя. Когда говорил об Огненном Мире, то, конечно, добролюбие было твердым основанием для восхождения, и как прекрасно уметь радоваться добру. Как изысканно уметь различать лепестки Лотоса Добра! И Мы радуемся каждому проявлению такой радости. Ведь чиста радость о Добре! Так каждый, мечтающий об Огненном Мире, пусть, прежде всего, запасется добролюбием.
      Настолько напряжено время, что скажу Указ — каждый обидчик пусть пеняет на себя, но Мы не будем укрывать его. Довольно усложнений. Мы должны справедливо отмерять энергию. Пусть каждый спросит сердце свое — где граница обиды? Нельзя растрачивать силы на взаимные ущемления.

Мир Огненный, ч.II, 172. Люди, по шаткости мышления, не видят ни радости, ни опасности. Но просим всегда подумать, когда сердце шепчет об угрозах или новой радости. Также не следует удивляться, что силы темные могут подходить к самым священным местам. Но вы уже видели такие явления и знаете, что отсутствие страха есть первое условие, чтобы остановить любое зло. Но будем честны перед собою, чтобы установить, где был страх и где он был изгнан. Ужас есть оружие темных.

Мир Огненный, ч.II, 175. Молодое поколение слишком часто поддается в сторону грубости. Очень плачевно такое положение, когда требуется напряжение всех лучших сил. Очень нужно твердить, что каждая грубость неприемлема для эволюции. Когда столько космических опасностей, тогда мысль должна понять, что грубость есть невежество.
     

 Мир Огненный, ч.II, 176. Среди наблюдений над плачевными последствиями отрицаний, нужно не осудить некоторых намеренных приложить свою силу прежде, нежели обеспокоить Иерархию. Может иногда показаться, что люди действуют из самонадеянности, на самом деле, они преисполнены почитания Иерархии и, прежде всего, стремятся положить свои силы, чтобы сберечь каждую частичку энергии высшей. Они даже не произносят имя Учителя и мантрам свой хранят втайне. Следует очень бережно относиться к разным путям почитания. Нужно утверждать все, что стремится к Свету. У Нас только отрицание отвергается. Действительно, само существование человека, мыслящего и наполненного тончайшими аппаратами, есть реальное чудо, которое не может быть без прошлого, значит и не без будущего. Мир Огненный есть сужденное будущее. Кто же задержится в пути, зная великое назначение? Кто же не будет уважать плотное состояние, зная, что оно помогает восхождению? Кто же будет презирать Мир Тонкий, зная, что там есть испытание мыслей? Так, наше краткое здешнее пребывание дано, как самое лучшее благо для спешного движения к Огненному Миру. Нужно как-то сочетать спешные стороны жизни с самыми высшими решениями. Действительно, жизнь земная уклонилась от спешных осознаний. Люди мечтают о механических продолжениях жизни здесь, вместо радостной готовности приблизиться к цели. Учитель должен приблизить сознание ученика кратчайшим путем к достижению Огненного Мира. Учитель утверждает все, что может, хотя бы косвенно, приблизить или соединить полезные сознания, чтобы каждое действие содержало в себе нужное число условий приближения.

<Оглавление>   <далее>


 
  на главную Agni-Yoga Top Sites Твоя Йога
  Webmaster - Владислав Шпурик