Н.К. Рерих: "Путь"

Агни Йога - подборка по теме: "Радость" (часть 9)

Аум, 229. Пусть покажут люди, что они хотят не прозябать, но стать лучше. Они забывают прекрасный закон улучшения. Нередко слово эволюция понимается, как какая-то навязанная обязанность, но радость улучшения не от навязывания и неразрывна с зерном духа. Только в этом понимании можно пройти все ущелья тьмы.

Аум, 285. Где же будет мысль о Бесконечности, если человек ограничивает себя земным существованием? Никто не поможет ребенку радостно посмотреть в будущее, потому и труд оказался проклятием. Правда, люди становятся долголетнее, но к чему такая отсрочка, если они по-прежнему не знают о величии Беспредельности!

Аум, 297. Орудие доброе при всех испытаниях лишь проявит новые свои качества. Истинно, все доброкачественное не боится испытаний. Каждое испытание уже научит новым условиям, которые могли остаться незамеченными. Кто боится испытаний, тот трусливый невежда. Когда человек в сердце готов воспринять все опыты жизни, значит, он может мыслить о продвижении. Он может различать, где вред и где польза.
      Какая радость отдать себя общему благу, не отвлеченному, но сознательному продвижению!

Аум, 319. Много драконов стерегут, чтобы препятствовать каждому продвижению. Многоцветны эти чудовища! Среди самых отвратительных будет серый дракон повседневности. Он пытается даже из самого Высшего Собеседования сделать пустую, серую паутину. Но люди даже в обыденности умеют сохранить свежесть обновления. Люди ежедневно умываются и находят освежение перед следующим трудом. Также и духовное умывание не должно стать пыльною ветошью. Немногие умеют одолеть дракона повседневности. Но такие герои удесятеряют свои силы и каждый день поднимают в Поднебесье свой новый взор.
      Если Беспредельность существует, то и дух человека не имеет мгновения обыденности. Радость может зарождаться от необычности ощущений. Но Высокое Собеседование не может стать обычным. Скука не в Беспредельности, но в человеческой ограниченности.
      Не дадим серому дракону ликовать, он совсем не силен и отвратительность его лишь в безобразии обихода. Где удалена грязь и безобразие, там серый дракон существовать не может.
      Так одоление повседневности есть почитание Высшего Мира.

Аум, 326. Безымянные мысли получают и сокровенную признательность. Каждая мысль добра получит и лучшую благодарность. Не нам судить, где раздастся песнь признательности. Не надо опередить слова признательности; самая прекрасная песнь благодарности звучит в минуту радости. Но о такой радости кем-то была послана мысль. Скажем благодарно — Аум!

Аум, 349. Опыты над психической энергией доставляют радость. Каждое наблюдение вызывает возможность следующего устремления. Несчетно число догадок и сравнений. Таким путем от обихода до дальних миров можно испытывать энергию психическую.

Аум, 384. Кроме исследований психической энергии на цвет, испытывайте ее на звук и аромат. Можно получить показательные воздействия музыки, при этом замечайте и расстояние и самые музыкальные гармонии. Много говорят о воздействии музыки на людей, но показательных опытов почти не производят. Можно заметить воздействие музыки на настроение человека, но это будет общим местом. Конечно, предполагается, что веселая музыка сообщает радость, а печальная горе, но таких выводов недостаточно. Можно проверить, какая гармония наиболее близка психической энергии человека? Какая симфония может наиболее мощно влиять на успокоение или на вдохновение людей? Нужно испытывать различные музыкальные произведения. Само качество гармонизации даст лучшие указания о путях звука и жизни человека.
      Также необходимо исследовать влияние ароматов. Нужно приближать как цветы пахучие, так и разные составы, которые должны возбуждать или понижать психическую энергию.
      В конце концов, можно соединить цвет, звук и аромат и наблюдать сотрудничество всех трех двигателей.

Аум, 443. Кто же они, которые не ценят и не любят единения? Они никогда не испытали чувства непоколебимости, всегда соединенного с единением. Они не знают мужества, неразрывного с единением. Они отвергли продвижение, которое сильно единением. Они не приобщились к радости, существующей в единении. Они презрели твердыню единения. Что же им осталось? Или гнуться под вихрем, или сохнуть под солнцем, или гнить в плесени предрассудков.
      Кто же они, презревшие единение?

Аум, 446. Много пробных камней. Можно испытать сознание людей на самых основных понятиях. Скажите им — эволюция и развитие, продвижение и подвиг, и без всякого аппарата почувствуете, как принят такой зов. Он должен быть принят радостно, и мужественно и вдохновенно, но чаще всего заметите шатание, сомнение и саможаление.
      Не будет рождаться радость от саможаления и мужество от сомнения. Между тем, одно слово о подвиге должно вдохновлять. Одна мысль о продвижении должна удесятерять силы. Какое дело подвижнику до всех драконов! Он не замечает разъяренных зверей, ибо вдохновение есть щит верный.
      Уже знаете, насколько вдохновение соединяет с самыми Мощными Энергиями. Уже каждый испытал, насколько усталость отгоняется устремлением. Каждый ребенок знает, чем можно преодолеть, но впоследствии бедный шатун спотыкается в неверии.

Аум, 449. Каждый человек испытывает явление вдохновения, но эти искры высокого подъема бывают отдельными проблесками и не преображают всю жизнь. Но, все же, такие состояния духа возможны даже среди тяжких условий. Представим себе, что такое возвышенное состояние станет постоянным и даст еще высшее вдохновение. Ведь все бытие так же повысится, и сама Природа отзвучит на эту эволюцию.
      Люди полагают, что эволюция происходит или, вернее, должна происходить в каких-то долгих периодах, но это продвижение может быть ускорено в зависимости от человеческого желания. Если люди захотят, они могут продвинуться скорейшим способом. Все остальные элементы будут готовы для такого развития, но люди должны захотеть. Они не должны убивать каждое вдохновение. Они должны полюбить это, как Высшее Собеседование.
      Не нужно магических вызываний для любви. Не нужно пресыщения там, где беспредельность. Самым простым желанием можно стремиться к продвижению. Рост мышления уже будет неизмеримою радостью.
      Лишь наряду с истинными нахождениями можно достичь вдохновения несменного.

Аум, 492. Учитель и ученик неразрывны. Каждый Учитель остается и учеником, ибо среди Иерархии он будет звеном в Цепи Вечности. Так же по нисходящей линии и каждый ученик будет Учителем. Ошибочно думать, что какие-то посвящения возводят на ступени безусловного Учительства — только постоянная дисциплина познавания будет живым источником совершенствования. Не будем искать предела в Беспредельности. Не будем понимать познавание, как нечто законченное, в этом ограничении мы утеряем радость Бытия.

Аум, 493. “Не даю, но примите”. Руководитель очень редко скажет, что Он дает. Только в случае необходимости подтвердит свидетельство Свое и даст явление Своего Я. Во всей жизни Руководитель скажет — “примите”. Он утверждает, что дар через Него идет от Иерархии. Следует запомнить эти формулы, ибо в них заключается радость Иерархии, которая работает для блага.
      Нельзя относиться непродуманно к словам, в них заключается как бы печать ограничения. Нет причины позабыть спасительную связь Иерархии! Потому — “не даю, но примите”.

Аум, 510. Каждый труженик имеет право на улучшение своей области работы. Пусть это будет не только правом, но и обязанностью. Каждый труд может быть улучшаем. Такое творчество улучшения будет радостью работника.
      Можно представить, что государство должно ободрять и поощрять каждое улучшение производства. Всякая работа в своих приемах может быть беспредельно улучшаема. Не только великие изобретатели имеют удел обогащать человечество, но каждый участник работы своим опытом нащупывает новые возможности и приспособления. Только не нужно отвергать такие попытки. Они могут быть соединены в счастливые применения. Но самое главное благо будет в том, что каждый должен чувствовать себя истинным сотрудником.

Аум, 536. Земные люди на жаркое время переезжают в горы. Так же точно может человек подняться на высоты и сделать этот подъем чрезвычайно радостным. Утонченная психическая энергия поможет освоиться с новым окружением. Она привлечет и лучших Руководителей. Называют ее — Магнитом, Мостом, Вратами и Сокровищем, всеми лучшими именами, чтобы человек запечатлел свое истинное сокровище.



Братство, 1937
Братство, (Предисловие)
      Самое сокровенное окружает понятие Братства.
      Самое радостное живет в сознании, что существует Сотрудничество Знания.
      Такая мысль подтверждает, что где-то живут Верные Сотрудники.
      Напомним себе основы, которые приведут к Братству.

      1. Приступим к понятию весьма отягощенному. Среди обихода земного с трудом люди усваивают понимание сотрудничества, но много тяжелее и недоступнее им понятие Братства. Нагромождение телесное, как кровное родство, препятствует принять осознание Братства. Проще людям вообще отказаться от понимания Мирового Братства. Скорее они назовут его утопией, нежели подумают о возможности применения его в жизни.
      Если люди даже в малом семейном укладе не находят в себе утверждения Братства, то в широком понимании оно кажется уже нежизненным. К тому же люди плохо читают Заветы древние, где сказано о множествах Братьев и Сестер.
      Также затемнили в себе люди память о Тонком Мире. Только там можно встретить расширенное понятие Братства. Тело препятствует многим широким пониманиям. Только выходя за пределы телесного понятия, можно признать сотрудничество Братское. Соберем признаки такого расширенного состояния.

Братство, 17. На Братство нужно смотреть, как на Учреждение, где работают не поденно, но сдельно. Нужно любить труд, чтобы предпочесть сдельную работу. Нужно познать, что задания беспредельны, и качество усовершенствования тоже бесконечно. Кто убоится, тот не может полюбить труд.
      Вы слышали иногда прекрасное пение — поистине, труд может сопровождаться и радостью и мыслью вдохновенною. Но ко всему должно испытывать себя.

Братство, 20. Обидчивость не годится для долгого пути. Не значит, что для Братства ищем лишь надземные совершенства, но лишь предупреждаем, какой груз не следует брать с собою. Нужно успеть запастись радостью и испытать ее в различных обстоятельствах и в разную погоду. Не следует мучить себя и истязать, но испытать, чтобы знать меру своего тела.

Братство, 51. Братство является высоким выражением человеческих взаимоотношений. В состоянии Братства можно постичь свободное осознание Иерархии. Именно Иерархия не может быть насильственно приказана. Она живет лишь в осознании добровольном. Она не может быть признана из лукавых соображений, такое ложное состояние кончается ужасным разложением. Иерархия может быть сопровождена радостью, но всякое насилие и ложь сопровождаются горем.
      Недавно можно было считать такие рассуждения моральными отвлеченностями, но когда оценена психическая энергия, то качества человеческие уже будут научными величинами. Разве не увлекательно, если можно опытным порядком устанавливать скалу качеств?

Братство, 60. Укрепляем наших собеседников всеми качествами, необходимыми на пути к Братству. Мало того, чтобы владеть лишь некоторыми качествами, нужно познать их полное сочетание. Симфония качеств подобна симфонии сфер! Если одно качество разовьется прекрасно, а другие будут отставать, то получится диссонанс разрушительный. Диссонанс может быть расслабляющим или раздражающим, или даже разрушающим. Равновесие качеств дается большим напряжением сознания. Пастырь должен заботиться, чтобы собрать стадо, также человек должен вылечить занемогшее качество. Сам человек отлично знает, которое его качество страдает. Жизнь дает ему возможность испытывать любое качество. В каждом обиходе можно найти приложение любого качества. Если человек начнет уверять, что он лишен возможности приложить свои лучшие качества, он докажет свое отупение. Наоборот, если человек радуется случаю приложить свои качества, он покажет расширение сознания. Затем придет и следующая ступень радости, а именно о красоте симфонии качеств.

Братство, 85. Блаженство мыслителя или муки мыслителя? Обычно принято изображать мыслителя в муках, но если спросите его — хочет ли он освободиться от таких мук, каждый мыслитель ответит отрицательно. В глубине сознания он ощущает великое блаженство, ибо процесс мышления уже есть высшее наслаждение. Лишь два наслаждения имеют люди — мышление и экстаз красоты. Путь к Миру Огненному утвержден этими двумя уявлениями. Только при них человек может продвинуться к высоким сферам. Каждое Высшее Собеседование уже будет содержать эти обе основы. Потому нелепо говорить о муках мыслителя или творца. Они не мучаются, но радуются. Впрочем, люди так своеобразно понимают радость! Для некоторых радость будет безмыслие и неделание.
      Путь к Братству в мышлении и труде.

Братство, 92. Труд ненавидимый является бедствием не только для неудачного работника, но он отравляет всю окружающую атмосферу. Недовольство работника не позволяет находить радость и совершенствовать качество. Кроме того, империл, порождаемый раздражением, усугубляет мрачные мысли, умертвляя творчество. Но может возникнуть определенный вопрос — как поступить, если не каждый может найти труд соответственно призванию? Несомненно, много людей не могут приложить себя, как хотели бы. Существует лекарство, чтобы возвысить такое увядание. Научные достижения показывают, что поверх каждодневности существует прекрасная область, доступная всем — познание психической энергии. Среди опытов с нею можно убедиться, что хлебопашцы часто обладают хорошим запасом энергии. Также и многие другие области труда способствуют сохранению силы. Потому среди самой различной работы можно найти мощь возвышающую.

Братство, 108. Можно ли назвать человека, который был бы доволен, получив вместо ожидаемого цельного одеяния лишь половину? Также и в сотрудничестве. Если вместо полного братского сотрудничества предлагают половину подозрения и сомнения, то какая удача может получиться? Нужно испытывать способность к сотрудничеству, начиная с самых обиходных работ. Ошибочно полагать, что сотрудничество состоится при великих делах, если оно не состоялось даже на обиходных. Следует очень заглянуть в глубину сознания, чтобы спросить себя — готов ли дух к сотрудничеству?
      Невозможно даже мыслить о Братстве, если человек не рад принять участие в общем труде. Каждый общий труд содержит много сторон, которые отвечают различным способностям. Разве тесно поле труда? Разве не весело чувствовать около себя истинных сотрудников? У Нас не мала радость каждому сотруднику. Осторожно нужно ободрить каждого приближающегося. Не нужно печаловаться об отпадающих, если дух их не может понять истинную радость.

Братство, 197. Истинно, Учение Жизни является пробным камнем. Никто не пройдет мимо, не показав свою сущность. Кто возрадуется, кто ужаснется, кто вознегодует. Так каждый должен показать, что таится в глубине его сознания. Не удивляйтесь, что реакция Учения так различна и ярка. Нарада высекал такие же различные искры из сознаний человеческих. Если кто-то не может вместить устоев справедливости и нравственности, пусть он проявит свою негодность. В явной формуле пусть возможно менее останется масок лицемерия. Пусть проявится дикость, ибо она не может долго пробыть под одеждою притворства. Так же пусть возликует молодое сердце, оно может явить себя в радостном восхождении. Так пусть мера Учения будет и показанием деления человечества. Зло и добро должны различаться, но такое распознавание дается не легко.

Братство, 213. Откуда бы ни пришло добро, пусть не отринут его. Ступень эволюции должна запечатлеть вмещение. Добро уже не должно быть добром самости. Такая низшая степень добра должна быть заменена высшей. Сколько радости в чувстве, если можно восхищаться добром ближнего. Но сколько тьмы в личном присвоении Общего Блага. Пусть жестокосердие задумается о сказанном.

Братство, 222. Единение нужно и там, где Учение читается. Одно чтение не есть щит. Должна быть особая радость претворения прочитанного. Каждый человек в течение дня может претворить что-либо из Учения — тогда придет радость единения.

Братство, 277. Каждый истинный труженик иногда испытывает как бы в бездну упадение всего его дела, при том не заполнима бездна. Так дух деятеля испытывает самое опасное предрешение. Слабый почует бездну и впадет в уныние, но мощный познает касание беспредельности. Много наблюдений и опытов предстоит человеку, прежде чем он сможет радостно встретить лик Беспредельности. Утеряно будет сожаление о растворенных творениях человеческих. Они, даже самые величественные, рассеются в Беспредельности. Ум земной не осознает, где могут проявиться его накопленные сокровища. Человек хотел принести пользу человечеству, но вместо плодов труда перед ним бездна неизмеримая. Может содрогнуться и не малый ум, но закаленный, явленный воин труда видит перед собою не бездну, но сияние Беспредельности.
      Нужно Братство во всей его взаимной помощи. Кто же, как не брат, покажет Свет неразрушимого труда? В пространстве растет каждая трудовая былинка. Сотворенное не разлагается, но сеет вокруг себя делимые, бесчисленные образы. Истинное благословение в наличности Беспредельности. Можно населять ее прекрасными образами.

Братство, 301. При разрастании областей труда качество сделалось особенно насущным. Сотрудничество разных областей потребует и одинакового высокого качества — это относится как к умственному труду, так и к физическому. В области умственного труда заметно расхождение устремлений. Мнения могут быть различны, но качество их не должно быть уродливо. Может быть большое знание и малое знание, но оба могут братски следовать в познавательном устремлении. Не будет убийства знания. Ведь такое убийство равняется отнятию жизни. Сколько зародышей достижений могли быть удушены убийцами знания.
      Ценно не только знание, но также ценен процесс добывания знания. Когда-то философы приравнивали к высшему наслаждению такой процесс. Чем глубже он может быть восчувствован, тем больше радости. Но если в накоплении знания вмешается рабство самости, то не радость, но желчь вскипит. Борьба неразрывна с накоплением знания, но и она будет сокровищем добычи. Все пути знания не будут человеконенавистными.

Братство, 306. Различны виды ожидания: есть ожидание открывающее, но есть и ожидание пресекающее. При первом — ждет сердце, но при втором — ждет я, самость. Мысль, даже самая высокая, с трудом долетит через забор самости. Она поникнет на острых кольях самости. Зазубрена самость, изломана завистью и звериною злобою. Такая встреча не может допустить мысли прекрасной. Много заметного происходит в процессе принятия мысли. Бывает миг затишья перед прилетом высшего Вестника. Но надутая самость разве почует этот миг сладчайший? Сердце, только оно, умеет преисполниться ожидания. Только сердце не завопит — я жду; премногая самость звучит в таком я. Но ожидать сердцем, это уже предчувствовать. Много радости в таком чувстве. Древние называли его проводником. Утверждаю, что предчувствие есть уже открытие врат. Сердце — радушная хозяйка, оно предусматривает, как встретить гостя далекого. Нужно напрячь лучшие чувства, являя встречу мысли.

Братство, 320. Опытный пловец с высоты бросается в глубь вод. Он ощущает смелость и радость, возвращаясь на поверхность. Так и сознательный дух погружается в материю плоти, чтобы вознестись опять в горние сферы. Опыт делает такое испытание радостным. Нужно среди земных проявлений находить сравнения с высшими Мирами. Путник является также полезным примером. Сравните ощущение путника с хождением по Тонкому Миру, и получите лучшую аналогию. Также припомните разные виды путников и получите точную картину жителей Тонкого Мира. Кто-то, вообще, боится даже подумать о пути. Кто-то мечтает о выгоде; кто-то поспешает на помощь ближнему. Кто-то горит злобою; кто-то ищет знания. Можно представить себе все особенности путников и решить, кому из них путь будет легче.

Братство, 338. В понятии Братства наука о мысли имеет огромное значение. Когда согласие основано не на условном договоре, но на сердечном сотрудничестве, тогда явление мысли особенно понятно и повелительно. Не нужно удивляться, что понятие Братства требует столько созвучий. Эти звучания радостны.

Братство, 339. Мертвый жемчуг оживляется ношением его некоторыми людьми. Только присутствие всеначальной энергии может объяснить этот естественный процесс. Нужно наблюдать подобные явления во всех областях жизни. Можно видеть, как долго живут разные предметы в употреблении некоторых людей. Можно наблюдать, как живительно действует всеначальная энергия самосильно, когда она согрета огнем сердца. Можно видеть, как целительны некоторые люди, не подозревающие о ярком присутствии в них всеначальной энергии. Но если бы им добавить сознание их силы, то широко умножилась бы их добрая деятельность.
      Не следует отсекать даже малейшее присутствие полезной энергии. Никто не имеет права не применить самую малую частицу пользы для человечества. Будет лукавством оправдывать свое бездействие тем, что будто бы кто-то сильнее. Очень вредно каждое уклонение от самоотверженности. Можно оживлять жемчуг, не чувствуя утомления. Также можно отеплять сердца, чувствуя радость.

Братство, 349. В больших хранилищах можно найти много замечательных предметов, но знатоки и исследователи иногда предпочитают искать среди малых неизвестных сокровищниц, и такие поиски дают незаменимые нахождения. Так и во всем следует широко осматриваться, чтобы не упустить новое ценное сотрудничество. Уже указывалось, что кто-то стотысячный принесет полезные камни для строения, но несущего тяжесть нельзя толкнуть на трудном пути его. Не следует заподозрить и укорить его. Цемент постройки не должен застыть раньше срока. Также и путники не могут поспеть быстрее сил человеческих. Особая радость видеть, как совершается строение. Многие не верили, что местные камни достаточно прочны — они самостью судили. Но рассвет покажет, где было суждение правильное.
      Так не только в хранилищах великих, но и в сокровищницах малых находимы драгоценности.

Братство, 437. Но не опасностью и не страхом, но радостью держится Братство. В гармонии растут надземные чувствования. Кто однажды испытал эти возносящие чувствования, тот уже знает Магнит Братства.

Братство, 464. Чаша, как и сердце, особенно близка понятию Братства. Чаша бывает хранилищем всего любимого и драгоценного. Иногда многое, собранное в чаше, на целые жизни остается закрытым, но если в чаше запечатлелось понятие о Братстве, то оно будет звучать и радостью и тоскою во всех жизнях. У людей, познавших даже в час трудностей и столкновений, понятие о Братстве будет спасительным.

Братство, 479. Невозможно людям понять, по каким признакам оценивать действия. Вот мнение, блестяще выраженное, но в Высшей оценке оно не признано превосходным. С другой стороны, мнение, сказанное с запинками, полное застенчивости, заслужит радостную похвалу. Поверхностному наблюдателю не понятна такая оценка. Блеск бывает на поддельных камнях. Вдумчивость может выражаться и в очень своеобразных словах. Где больше внутреннего горения, там должно быть и ободрение. Когда говорю о простоте, имею в виду непосредственную убедительность. Когда идет речь о поднятии народного уровня, именно требуется простота во всей убедительности. Такое качество нужно не только принять умом, но и полюбить сердцем, из него произойдут и сотрудничество, и братство.

Братство, 495. Учитель не однажды говорил — радость! Но ученики недоуменно озирались — “где же она радость? Небо тучно и повсюду грусть". Но поверх настроения Учитель предвидел радость.

Братство, 496. Учитель не однажды предупреждал об опасности, но ученики удивлялись — откуда среди мирной тишины возникнет опасность? Учитель уже чуял, где может быть зарождение опасности. Не будем пугаться опасности, но встретим ее на дозоре. Также и о радости, не бросим работу, не отложим труд, но упрочим его качество радостью.

Братство, 505. Объединение, называемое товариществом на вере, требует очень краткий устав, но Братство не может иметь писанного уложения. Не может Братство держаться условным принуждением. Само слово ограничение невместно при безбрежности понятия Братства.
      Кто понимает Братство, как ярмо, пусть скорее отойдет. Кто уныло склоняется перед Вратами Братства, пусть скорее вернется обратно. Уметь возрадоваться Братству уже будет радостью мудрою.

Братство, 506. Мудрая радость проявится и при встречах сужденных. Не часто люди ощущают, когда их встречи имеют глубокие корни. Яркие воспоминания сверкают, как мгновенные проблески. Иногда они порождают неприятное смущение, как нечто не входящее в меры обихода. Потому нужно так осторожно разбираться в впечатлениях. Кроме верности первого впечатления могут быть разные воспоминания. Иногда даже хорошие люди могут представляться в не высшем их аспекте. Говорю к тому, чтобы избежать поспешности суждения. Вы уже убеждались, как часто друзья могли принимать случайные аспекты за основу.

Братство, 511. Знает ли человек о размерах своей деятельности? Может ли человек определить рождение добра или зла от своих поступков, пока человеческое мышление пребывает в оковах земных? Поистине, человек не знает размеров им творимого.
     
      Только мысль о надземном беспредельном Бытии уведет сознание из темницы, но трудно сочетать надземное с земным в человеческом представлении.
      Кто умеет не опечалиться призрачными противоречиями? Кто усвоит, что “чем выше, тем труднее"? Кто не вздохнет, что приближение к Прекрасному не легко? Правда, озарение может быть мгновенно, но это не значит, что дальнейший путь будет легок. В обычном земном понимании человек, приближением к познанию, облегчает уже свой путь, об этом нужно весьма договориться. Познание открывает пути, но было бы малодушием предполагать облегчение пути. Каждая радость создает новую заботу, возрастает сложность восприятий.
      Говоря о Тонком Мире, люди радуются, что там мысль будет единственным двигателем. Правильно, и сказать это вовсе не трудно, но легко ли действовать мыслью? Для таких действий нужно уметь мыслить. Нужно любить процесс мышления. Среди каждой деятельности нужно найти час для нарастания мысли. К тому же нужно различать мысль, порожденную самостью, от мысли Общего Блага.

Братство, 522. Некто нашел источник целебной воды, нес ее в сосуде и в радости опрокинул драгоценную влагу. Не каждое усилие помогает мышлению, иначе все борцы были бы мыслителями. Полезно повсюду приложить соизмеримость.

Братство, 531. Если Миры на испытании, то и каждая частица их испытывается. Можно предвидеть, что кто-то ужаснется от такого положения. Но лишь недомыслие может препятствовать приветствовать закон эволюции. При расширении сознания можно полюбить такое непрестанное движение. Неужели лучше пребывать в несменной темнице ошибок и заблуждений. Напротив, много радостнее чуять постоянное испытание, которое порождает чувство ответственности.
      При каждом сотрудничестве на пути к Братству ответственность будет основою продвижения.

Братство, 555. Не будем сомневаться, что делать нам в мгновения между трудами. Не забудем, что каждая частица времени может быть использована для Высшего Собеседования. Радость в том, что постоянно нить сердца может быть в общении с самым Любимым. Утверждаю, что голос любви не требует долгого времени. Как поле трав наполнено разными цветами, так и среди трудов сияют зовы сердца; приближение к Братству означают они.

Братство, 584. Новая жизнь есть сотрудничество и радость о Братстве. Не считайте, что мысли о Братстве уже стары. Они появляются вечно, как цветы ожидаемые.
      Устанет когда-то человечество, так устанет, что возопиет о спасении, и будет такое спасение в Братстве.

Братство, 609. Воображение недостаточно развито в людях. Они не могут вообразить причины и следствия. Самые прекрасные возможности люди не умеют представить себе. Нe учили людей воображению и вдохновению. Осмеивали лучшие устремления и убеждали не мыслить. Но неумеющие мыслить не могут воображать. Утеря воображения есть отступничество от радости.



Надземное т.I, 1938
Надземное т.I, 3. Урусвати видела часть Наших Хранилищ. По эпохам собраны памятники искусства. Но эти собрания не есть музей в обычном понимании. Эти предметы служат как резервуар накопления ауры. Излучения творческие прежнего владельца остаются гораздо дольше на предметах, нежели полагают. Если удастся собрать ряд предметов, собранных в одно время и в одном устремлении, то, действительно, можно получить излучения эпохи. Таким образом, можно изучать подлинный смысл определенных времен. Для психической науки такая возможность чрезвычайно важна. Кроме того, среди Братьев находятся и бывшие владельцы некоторых предметов. Иногда предмет посылался в мир для исполнения определенного поручения. Кроме того, предмет, в качестве магнита, зарывается в определенном месте.
      Пусть не глумятся невежды над Хранилищами Братства. Пусть эгоизм невежества Наши Хранилища представляет себе сокровищами скупцов. На самом деле, каждая вещь является нужным аппаратом. Вещи могут служить для важных наблюдений. Ценно наблюдать отношение древней ауры к современным излучениям. Получается иногда целая война вещей или взаимное дружелюбие.
      Мы не только наблюдаем явленным духовным зрением, но и проверяем Нашими аппаратами. Много опытов Нами производится над древними вещами. Это не есть так называемая психометрия, но наука излучений. Так же точно, как вы можете наблюдать полезность плодов и растений, так Мы сопоставляем язык вещей по их излучениям. Так можно наблюдать, что лишь малая часть священных предметов имеет прекрасные излучения. Слишком часто они изготовляются своекорыстно и попадают в руки еще более корыстные.
      Так же показательно собрание изобретений. Психическая энергия, утверждавшая изобретение, накладывает свою печать. Такие внутренние свойства тяжко или благотворно сопровождают открытия. Пусть будут чисты руки изобретателей.
      Следим пристально за изобретателями. Радуемся, но чаще печалуемся. Так Наша Башня открыта для всего нового. Особенно радостно, когда посланная мысль воспринимается достойным тружеником.

Надземное т.I, 5. Урусвати видела Нас и в плотном теле, и в тонком. Лишь испытавшие такие напряжения могут судить о напряжении с ними сопряженном. Нередко Мы даем увидеть только Лик или Руки, чтобы не причинить сотрясения. Так можно вспомнить Руку писавшую, но и такое проявление уже было чувствительно. Вибрации не могут быть скрыты. И тем более следует применять наивысшую бережность.
      Не без причины Мы постоянно говорим о бережности. Люди совершенно не понимают значения этого качества. Сколько пагубных болезней происходит от недостаточной взаимной бережности. Но тем более требуется она там, где различие вибраций мощно. Требуется зоркость и взаимность, чтобы не причинить вреда.
      При Наших земных поездках Мы нередко передавали поручения через третье лицо, которое не знало существа поручения и действовало лишь формально.
      Явление Щита Нашего тоже преисполнено разными предосторожностями. Трудно понимается значение такой заботы. Люди не могут учесть всех причин, заставляющих Нас быть очень осторожными. По невежеству, люди хотят иметь самые сильные проявления, не думая о последствиях.
      Также люди не хотят понять разницы силы вибрации обычного тонкого тела от Нашей. Нередко люди видели материализации, не испытывая особых потрясений, но Наши вибрации иного напряжения. Все относительно, и следует отнестись серьезно к ритму и вибрациям.
      Сегодня вы говорили о страхе, испытываемом растениями. Но если в растениях так развита вибрация, то в человеке она должна быть безмерно сильнее.
      Не будем забывать, что Наша вибрация никогда не будет забыта испытавшими ее. В ней есть и радость, но и такая напряженность, что не каждое сердце выдержать может.

Надземное т.I, 8. Урусвати видела капли пота Нашего. Урусвати знает, какое болезненное состояние возникает от пространственного напряжения. Но иначе невозможна работа на дальние расстояния. Каждое сотрудничество помогает. Не без причины говорим о сотрудничестве. Это наставление не только нравственное, такой совет будет новым условием к успеху труда.
      Если бы только люди осознали, в каком видимом и невидимом сотрудничестве они могут участвовать! Если бы люди осознали, насколько они могут преумножать силы свои в сотрудничестве с Братством. Если бы они хотя бы помыслили о сотрудничестве, которое может быть явлено в каждое мгновение. Но люди не только не приближаются мыслями к Братству, но и считают думы о Братстве смешными. Каждый может приложить свою силу в каждое мгновение, стоит только представить себе, что на высотах постоянно трудятся в помощь человечеству. Одна такая мысль уже создаст прилив энергии. Она продвинет сознание к служению человечеству. Она подскажет, что возможна любовь к человечеству. По земным условиям часто трудно представить себе возможность такой любви. Но пусть мысль о существовании Братства поможет раскрыть сердце. Тогда сотрудничество явится не как обязанность, но как радость. И капли пота, и священные боли будут венцом познавания. Не будем принимать слова эти как отвлеченность, ибо такое отрицание закроет лучшее вместилище — сердце. Каждая капля пота труда, каждая боль о человечестве живет в сердце.
      Пусть будет слава сердцу вместившему!

Надземное т.I, 14. Урусвати, можешь ли назвать хотя бы одну Сестру Братства, хотя бы одного Брата, кто не подвергался мучениям и гонениям в земной жизни? Поистине, нельзя назвать таких. Каждый подвиг связан с гонениями. Поединок с тьмою неизбежен, и волны хаоса должны захлестывать смелого борца. Но и такие пробные камни только свидетельствуют о непобедимости духа. Были и сожженные, были распятые, были обезглавленные, были удушенные, были зверьми убитые, явлены проданные в рабство и отравленные, и заключенные в темницы, словом, все муки претерпели, чтобы испытать свою крепость.
      Нельзя думать, что расширенное сознание дается без битвы. Каждый, желающий сослужить с Нами, знает, что и ему придется выдержать натиск тьмы. На словах все к тому готовы, но на деле каждый или почти каждый желает по возможности уклониться. Не подумает он, что каждый такой уклон есть лишь удлинение пути.
      Земные блага очевидны, но невидимы в облаках Миры Надземные. Каждый опыт приближения к Тонкому Миру может облегчить представление о Беспредельности. Даже обычные люди бывают видимы во снах в разных частях света. Нет ничего невозможного в том, что тонкое тело может проявляться одновременно на дальних расстояниях. Изучение свойств человека даст направление и расширение сознания. Люди естественно примкнут к Нашему берегу. Не нужны будут прежние лодки. Пусть сантана отнесет их к новым путникам, ждущим на том берегу.
      Много ждущих. Пусть они, прежде всего, услышат о трудностях пути. Пусть они ясно представят себе битву с тьмою. Пусть не мечтают избежать ее. Путь к радости не может быть легок.
      Радость будет. О радости скажем, но теперь предстанем во всем доспехе духа.

Надземное т.I, 21. Урусвати хранит озарение детства, что где-то живет Светлый Учитель. Только воспоминание о действительности может вызвать в детском сознании такое яркое представление. Наша радость в том, что можно видеть, как Наши соучастники от первых сознательных часов уже несут в себе представление о виденном ранее. Дух смутный и представит себе смутно, но дух, озаренный многими достижениями, сохранит ясное воспоминание.
      Малая девочка, никем не поощряемая, сама своим сознанием направляется к подвигу сужденному. Даже яркие наставления не часто могут сохраниться в новой оболочке. Но когда путник отправляется с Нашим поручением, когда он и ранее прикасался к Братству, тогда уже от младенчества он получает озарение. Он видит знамена Света, к нему Мы приходим в разных Обликах, он слышит серебряные звоны, и его серебряная нить натянута к Нам.
      Путница Света идет неутомимо, несмотря на неладную обстановку детства. Укрепляясь внутренне, она, наконец получает Видение, напутствующее на подвиг. Мы радуемся, когда такой подвиг принимается не словесно, но горением сердца. Такое горение предвещает и озарение, и священные боли. Но только в принятии страданий и образуется зародыш мудрой радости. К ней не дойти без страданий. Но лишь около Нас нарождается и радость.
      Урусвати пошла в мир добровольно. Уже в прежних прикасаниях к Братству решалось слово об Огне, которое должно было прозвучать в дни Армагеддона. Не легкое время! Не легкое слово, не легко утверждение Братства, когда все силы тьмы ополчились. Но Мы приветствуем. Мы радуемся, что подвиг возносится.
      Не думайте, что Наша внутренняя жизнь является чем-то самодовлеющим, наоборот, облик человека куется человечеством. Каждая серебряная нить звучит, как струна Беспредельности.

Надземное т.I, 26. Урусвати часто предупреждала друзей о нападении сил темных. Такие предостережения нужны повсюду. Не следует думать, что темные прекратят свои разрушения. Тление — их пища. Убийство — их ремесло. Посягательство на дух и тело — их радость. Нельзя предположить, что они не будут пытаться проникать за самые защищенные границы. Они предпочитают погибать, но не оставят свою разлагающую работу.
      Некоторые легковеры думают, что механическое произнесение Высших Имен уже оградит их от темных нападений. Но не механика, а чистый огонь сердца лишь может создать надежный щит.
      Уловки темных разнообразны. Кроме грубейших покушений могут быть самые изысканные касания, воздействующие на слабейшую сторону. Внесение сомнения будет излюбленным способом приближения темных. Сомневающийся уже безоружен. Казалось, такая аксиома известна достаточно, но сколько погибало, именно, от этого яда!
      Считаю, особенно много противников Истины рождается от таких шептунов. Не так опасны явные безумцы, как малые лукавцы. Новые виды ядов изобретаются, почему же не появиться новым видам лукавства? Такое соображение о нападениях темных нужно помнить, когда представляете себе внутреннюю жизнь Братства. Мы постоянно на страже. Не проходит часа, когда не приходится пресекать где-то самые замысловатые нападения темных.
      Не думайте, что они нападают только на последователей Наших. Они пытаются всюду разрушить каждое строение доброе. Они отлично по закону вибраций понимают, где есть ненавистное им зарождение добра. Не нужно приписывать им всеведения, но они чуют, где их антиподы. Наша работа бывает отягощена тратою энергии на поползновения темных. Они знают, что, в конце концов, они не могут бороться с Нами, но мечтают поглотить энергию, которая посылается в пространство. Когда Мы указуем единение и доверие, Мы тем самым зовем к скорейшей победе.
      Много знаков летит к Нам. Никто не воображает, сколько в мире смуты! Люди забыли, что каждая страна состоит из многих сердец. Их боль — Наша боль.

Надземное т.I, 29. Урусвати ценит Нашу помощь. Кто ценит, тот и бережет. Каждое истинное сотрудничество, прежде всего, требует бережности. Нельзя помыкать Иерархическим Сотрудничеством по своему случайному настроению. Из уважения нужно прислушаться к голосу Старшего. Даже те, кто по невежеству не могут представить себе Наше Братство, все же, могут понять о существовании голосов надземных. Кто же может вообразить Наше Братство, тот должен отнестись к Нашей Обители соответственно; должен понять, что каждое легкомысленное шатание должно нарушать течение мысли Учителя. Каждое недостойное слово должно нечто исказить. Каждая порванная нить свивается петлей. Смысл не в устрашении, но лишь в желании лучших достижений.
      Правильно вспомнить о древней мудрости Индии, когда долг соответствовал самому назначению человека. В глубоком корне понятие долга едино, но в разветвлениях оно уже действует соответственно. Для Нас понятие Учителя священно. Каждый из Нас имеет Учителя, и в этой лестнице ступени без числа. Стоять во главе планеты еще не есть завершение. И не может быть завершения, и в этом радость. Если назвать непроизносимые имена Высших Владык, то получится большой вред. Ведь такое предательство может иметь громадные следствия. Бывают взрывы, видимые и невидимые, тем более нужно приучаться к бережному отношению к Иерархии.
      Было время, когда умели относиться лучше к понятию Высшему, но теперь Великое Служение не понято. Казалось бы и Тонкий Мир приблизился, и о Нас слишком много упоминаний, но темная бездна не уменьшается. Даже само понятие Учителя под сомнением. Вы не раз слышали, как непристойно говорили о Братстве люди, о Нем достаточно знавшие. В таких выражениях заключается разрушение.
      Нам навязывают способы помощи, но такое насилие создает преломление токов. Бережливый хозяин жалеет о каждом расточительстве. Великая радость произошла бы, если знающие об Иерархии принесли бы свои светильники добровольно.
      Добровольность есть Наш двигатель.

<Оглавление>   <далее>


 
  на главную Agni-Yoga Top Sites Твоя Йога
  Webmaster - Владислав Шпурик